Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Гувер и квакеры



Русский ребенок в лохмотьях. 1919


Несмотря на то, что в 1919 году квакеры покинули Россию, представители Британского и Американского Комитетов Помощи Друзей, созданных для помощи народам и странам, пострадавшим во время Первой мировой войны, продолжали контакты с большевиками, надеясь вернуться.

После снятия союзниками блокады России весной 1920 года они вновь получили разрешение на возобновление работы.




Беспризорные дети

Первая американо-британская группа развернул свою работу в Москве с лета 1920 года, а в 1921 году они уже вели переговоры о расширении своей деятельности на другие районы России.



Беженцы, живущие под открытым небом. 1919






Беженцы, 1919



Беженцы в бараках. 1919



Жизнь беженцев в вагонах. Омск




Во время санобработки ( борьба со вшами) бараков для беженцев




В таких бараках жили сами работники миссии




Распределение помощи в Омске.

Чичерин направил Друзьям письмо, где отметил, что их деятельность заслуживает самой высокой оценки и государственной поддержки , и что особенно ценно - Друзья доказали свою незаинтересованность в политике

К маю 1921 года с разрешения московских властей квакеры организовали распределение одежды и медикаментов во всех детских домах Москвы.




Беспризорник, питающийся арбузами






Детский дом в Моготово



Детский дом. Игры на воздухе



Персонал госпиталя для русских беженцев в Моготово


Гербер Гувер вырос в квакерской общине штата Айова.

Биографы Гувера не приходят к единому мнению, можно ли считать Гувера квакером, потому что в первую очередь Гувер все же был государственным деятелем, потому и мотивы его действий определялись не квакерским воспитанием, а политикой.

У Гувера была сложная мотивация,
пишет David McFadden в книге “Constructive Spirit. Quakers in Revolutionary Russia”.

Он верил в гуманитарную помощь, но враждебно относился к большевикам , левым либералам, социалистам и всем, кто им симпатизировал.

Он был убежден, что работники, оказывающие гуманитарную помощь, не должны вмешиваться в российскую политику, но прагматично видел в продовольствии средство продвижения западной политики.

На Парижской мирной конференции большевистской России было сделано предложение о помощи при условии прекращения военных действий против белых, что было отвергнуто, как вмешательство во внутренние дела государства.

Один из биографов отмечал, что, возможно, Гувер верил, что накормив русских, он вернет их благоразумие, которое заставит их бороться с большевизмом.

Поэтому в снабжении продовольствием на им устанавливаемых условиях он видел эффективный способ достижения определенных целей.

По этой причине независимая деятельность квакеров была Гуверу помехой.


Один из организаторов квакерской помощи в России, Уилбур Томас, рассказывал об этом в своем письме к своему соратнику, Руфусу Джонсу:

“Он особенно хотел, чтобы наш комитет настаивал на продолжении работы только в том случае, если Советы согласятся с его, Гувера, программой оказания помощи. Иными словами, он попросил нас принять его требования и настаивать на том, чтобы Советы согласились на них до того момента, когда мы продолжим свою работу.

Мы ответили, что это абсолютно неприемлемо, что мы уже работаем в России около года во вполне нормальных условиях, что мы – вне политики, и любая такая акция даст политическую окраску нашей работе.

Он утверждал, что Литвинов и другие официальные лица упорно задавали вопрос, почему они не могут работать, как работают квакеры? …

Было видно, что это его сильно раздражало, он так разозлился, что он стучал по столу и непристойно ругался.”


Гувер пошел в наступление: в случае отказа квакеров от его требований, Госдепартамент мог запретить отсылку любой продовольственной помощи в Россию.

Тем не менее, Томас был непреклонен:”Мы работаем там уже годы, нас все устраивает и у нас нет оснований менять принципы своей работы, особенно сейчас, когда нас могут заподозрить в политических играх”

Однако, у квакеров были причины для беспокойства. Несмотря на успешную работу (AFSC - American Friends Service Committee) Американского Комитета Помощи Друзей, несмотря на хорошие сборы средств Американского фонда помощи голодающим России, все могло измениться в результате пропаганды:

“Гувер создает много шума в своей стране. Мы встревожены по поводу исхода, они могут развернуть общественное мнение против России. Тогда нам будет невероятно тяжело найти поддержку у материально обеспеченных благотворителей. Конечно, рабочие, несмотря ни на что, будут продолжать нас поддерживать…

В случае возникновения каких-либо осложнений…мы, возможно, будем действовать вразрез с пожеланиями нашего правительства…

Мы идем вперед, потому что верим, что лучший путь улучшения мира – демонстрация доброй воли, доброты повсеместно и для каждого, независимо от национальности, расы или вероисповедования ”


Гувер же настаивал на своем, в одном из писем Уилбору Томасу он указывал на то, что нельзя кормить большевистских детей, пока в советских тюрьмах томятся американцы ( 6 человек) и что расширение помощи должно быть связано с их немедленным освобождением. Квакеры же отказывались увязывать любое оказание помощи с политическими требованиями.

Рижское соглашение, подписанное в Августе 1921 года, стало компромиссом , заключенным между американским администрацией помощи (ARA ) и большевистским правительством.

Оно предоставляло ARA ограниченную власть ввозить и распределять гуманитарную помощь под контролем большевиков.
ARA обязалась в том, что ее работники не будут участвовать ни в каких политических или коммерческих делах.
Нарушение данного соглашения давало снования для выдворения из страны.

В разрез с намерениями Гувера организовать присутствие Американской администрации помощи (ARA) в городах центральной России, соглашение ограничивало действие Американской администрации помощи лишь особенно пораженным голодом районом Волги.

Хотя соглашение не касалось работы квакерского Общества Друзей (AFSC), Гувер настоял на том, что AFSC будет работать в России “только как часть ARA , соблюдая ограничения, установленные для ARA."

Это вызвало новую волну переговоров, в которых квакеры пытались отстоять свою независимость, учитывая, что при сотрудничестве с Американской администрацией помощи квакеры будут иметь больше средств для оказания помощи России.

Квакерам нужно было также учитывать и тот факт, что рабочие организации, существенно наполнявшие квакерские фонды не желали сотрудничества с ARA из-за антибольшевистской политики Гувера.

Перед квакерами стояли три возможных варианта:

1-принять условия Гувера и тем самым нарушить собственные принципы
2-разорвать отношения с ARA и надеяться лишь на финансовую поддержку рабочих организаций и радикалов.
3-временно покинуть Россию на время работы ARA

Однако, в процессе обсуждения возникло новое решение –ограниченное сотрудничество с ARA, осуществление самостоятельной деятельности, от своего имени и под своей символикой, на определенной территории, используя самостоятельно собранные фонды.

Это компромиссное решение и позволило квакерам продолжить работу в России.



Подвижной медицинский пункт, оборудованный в вагоне поезда



Стрижка



Помещение в бараке для беженцев, выделенное под школу (где-то под Омском)


Tags: 1920-е, Голод, Иностранная помощь ( ARA и др.), Квакеры, Миссионерство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments