Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Category:

Фидель Кастро о предрассудках

Фидель Кастро о предрассудках: отношении к церкви, расовой дискриминации и женскому равноправию.

Из книги ”Моя жизнь – биография на два голоса."



…Партия приняла жесткое решение – не принимать  верующих в свои ряды. Я считаю, что на мне лежит большая часть ответственности за это, потому что мы считали, что приверженность церкви и Революции могут прийти в столкновение, а ведь, например, было много католиков…

- Внутри партии?

Нет, католиков, которые были революционерами.

- Но не могли вступить в партию?

Был установлен принцип, на основании которого религиозные люди не могли вступать в ряды партии. Они могли оставаться верующими – и к ним относились с вниманием и уважением в соответствии с их политической позицией, - но не могли вступить в партию. Не думайте, что идея о необходимости распахнуть двери партии для верующих смогла утвердиться без всякого усилия с нашей стороны и не потребовала времени.

- В итоге Вы вступили в защиту данного тезиса?

Хотя я занимал другую позицию, когда при создании партии было решено, что верующие приниматься в ее ряды не будут, я стал чуть ли не одним их первых защитников идеи их вступления. Более 30 лет назад я вступил в контакт с «теологией освобождения”. Моя первая встреча с представителями этого течения произошла в 1971 году в Чили. Я встретился там со многими священнослужителями и пастырями самых разных званий, собрав их всех в посольстве Кубы. И тогда, после нескольких часов обсуждения, я выдвинул идею, которая зрела уже давно, - о союзе верующих и неверующих, то есть марксистов и верующих в поддержку Революции.

-Как говорили сандинисты, «христианство и Революция – здесь нет противоречия»

Мы об этом заговорили намного раньше, поскольку Сандинистская революция победила в 1979 году, а я повсюду, куда бы ни направлялся, отстаивал эту идею: в Чили, когда посетил Сальвадора Альенде в 1971 году, и даже на Ямайке, когда посетил Майкла Мэнли в 1977 году. Эта была политика, которую мы начали проводить. Почти все церкви названного течения ее восприняли. Я провозгласил, что революционное изменение, необходимое в нашем полушарии, требует марксистов и христиан. Я поддерживал данные идеи и с течением времени поддерживаю все больше.

В какой-то момент я сказал: «Мы выдвигаем  идею союза марксистов и христиан, а в партии этой идее не следуем, по-прежнему держимся за старое.»

Бороться – доходило до этого – с предрассудками и сложившимися убеждениями было непросто, пришлось вести упорную борьбу.

- Приходилось ли также бороться с дискриминацией негритянского населения внутри революционного движения?

Субъективной дискриминации не было. Потому что любому революционеру известно, что в ряду самых жестких мучений, которым подвергается человеческое общество, стоит расовая дискриминация. Рабство, навязанное огнем и мечом мужчинам и женщинам, вырванным из Африки, на протяжении веков господствовало во многих странах данного полушария, в частности на Кубе. В нашей стране оно было отменено 120 лет назад в 1886 году, хотя всего лишь формально.

Мужчины и женщины, подчиняясь этой отвратительной системе, продолжали жить еще три четверти века – став якобы свободными рабочими – в сельских и городских бараках и хижинах, где на огромную семью приходилась одна-единственная комната, их дети не имели возможности учиться, а сами они выполняли самую низкооплачиваемую работу вплоть до победы революции.

Вы себе не представляете, мне пришлось выступать три раза, после того как в одной радиопередаче я высказался против расовой дискриминации. Наши противники в какой-то момент распустили  слухи о том, что мы-де будем лишать родителей их прав и посылать детей в Россию, и это сработало в силу геббельсовского принципа: повторяемая ложь превращается в правду – а ведь это не только злорадное утверждение нациста Геббельса. Об этом говорил, правда, в другом смысле, известный психолог Густав Ле Бон – по-моему, французский психолог, - который отметил вредное воздействие повторяемой лжи.

-Да. По-французски ”Psychologie des foules”, что-то вроде ”Психология масс”.

А как зовут автора?

-Густав Ле Бон

Густаво Лебон на моем французском. Хотя я и прочитал его давно, думаю, что помню основные утверждения. Я тогда учился в университете.

-Это классик.

Так вот, я рассказывал Вам, что после того как я впервые выступал по радио и говорил о расовой дискриминации, мне потом пришлось это сделать еще два раза. Конечно, мы с самого начала приняли революционные меры, и не стало клубов, школ и каких бы то ни было заведений, куда не допускались люди с черным цветом кожи или даже мулаты, хотя действовали мы как можно осторожнее.

-Существовали также отели, куда не допускали негров.

Да, всякие места, и пляжи, которые в большинстве своем были частными и закрытыми для негров, а нередко и для бедных белых. Также учебные заведения. В том, где я здесь учился, в Вифлеемском колледже, я уже рассказывал, была тысяча учеников, и туда не принимали ни негров, ни мулатов.

При колледже была небольшая школа, и туда некоторых темнокожих принимали. Когда в январе 1998 года приезжал папа Иоанн Павел II, я говорил ему о католических школах, куда не принимали негров, и объяснял аспекты расовой дискриминации.

Мы после победы мало разбирались в том, что касалось расовой дискриминации, полагая, что стоит только установить равенство перед законом – тут же все исполнится без возражений. В одной телепрограмме я затронул тему (”утки”, или слухи, запущенные вслед за этим, были отвратительны, как в тот раз, о котором я рассказывал) о детях, которых мы собираемся отослать в Россию. – и некоторые из повторяемых нашими противниками измышлений сработали. Не знаю, объяснял ли Ле Бон, что иногда чем более преувеличенной и нелепой является ложь, тем больше вероятность того, что ее воспримут всерьез.

После этого наступил октябрьский кризис 1962 года, отменили полеты в Соединенные Штаты, до того момента самолеты летали туда напрямую. Мы никогда не ограничивали никому выезда и в очередной раз открыли всем желающим путь. Однажды , уже после отмены, мы сказали :”Приезжайте на частных судах и совершенно спокойно забирайте своих  родных”.

Что касается расовой дискриминации, то, помимо прочих измышлений, после моего выступления по телевидению говорили, что мы в обязательном порядке будем сочетать браком людей из разных этнических групп, белых и черных, и тому подобное. И нашлось немало тех , кого напугала эта фальшивка, всколыхнувшая предрассудки и разбудившая атавистические страхи некоторых людей и их тщеславные  представления о превосходстве.

Каким образом Гитлеру удалось заставить людей поверить в то, что они превосходят других, толкнуть их на преступление против других человеческих существ, если он сам не имел ничего общего с арийцем, о котором он твердил, - как и Гиммлер, и Геббельс?

Представляете, если бы в те времена существовало клонирование! Если соединить фашизм с клонированием, то есть расизм с клонированием, вот был бы ужас.

-Эта новая евгеника таит в себе одну из самых больших угроз для будущего.

Научные исследования должны были показать, в чем заключается отличие каждой этнической группы, и ничего такого не обнаружили, за исключением незначительных характеристик, которые не имеют никакого отношения к таланту. Наука пришла на помощь тем, кто борется с расизмом. Однако, в то время как наука неопровержимо доказывает  реальное интеллектуальное равенство всех людей, дискриминация все равно существует.

Для нас, революционеров, борьба с расовой дискриминацией является священным принципом. Однако, как я уже говорил, когда впервые затронул тему, у некоторой части населения возникли превратные представления о наших намерениях и серьезные опасения. Я вновь выступил; я три раза говорил о борьбе с дискриминацией, пояснял, что это не означает соединяться с кем-то в принудительном порядке, просто будет положен конец ограничению прав граждан по признаку расовой принадлежности в работе, в отдыхе, в образовании.

Мы в то время были до того наивны, что думали: установим полное и абсолютное равенство перед законом – и все, конец дискриминации. Однако существует два вида дискриминации: одна  - субъективная, другая – объективная.

-Вы удовлетворены сегодняшним положением негритянского населения на Кубе? Или думаете, что можете его еще улучшить?

Нет. Мы являли бы собой пример чванства, шовинизма и самодовольства, если бы сказали, что такое положение нас устраивает. Даже в таком обществе, как кубинское, возникшем в результате радикальной социальной революции, народ, которого добился полного и всеобщего равенства перед законом и достиг определенного уровня революционного воспитания, дискриминация продолжает существовать в другой форме. Я определяю это как объективную дискриминацию, явление, связанное с бедностью и исторической монополией на знания.

Революция, если не считать прав и гарантий, одинаковых для всех граждан любой этнической группы и происхождения, не добилась такого же успеха в борьбе за искоренение различий в социальном и экономическом статусе негритянского населения страны. Негры не живут в лучших домах, они все еще заняты на более тяжелой и порою менее оплачиваемой работе, они реже своих белых соотечественников получают денежные переводы в валюте от семьи.

Но я доволен тем, что мы делаем, после того, как были выявлены причины, из-за которых , если с ними не бороться решительно, может даже продлиться маргинализация в последущих поколениях. Где находятся истоки? Кто пополняет тюрьмы и почему?

- Социальные причины?

Почему существует маргинализация? Рабство закончилось за 73 года до победы революции в 1959 году. Со времени отмены рабства на Кубе в 1886 году прошло уже 120 лет.

Мы открыли закон обратно пропорциональной связи между знанием, культурой и преступлением: например, чем выше уровень знаний и культуры и чем доступнее университетское образование, тем меньше уровень преступности. У нас в стране 800 тысяч профессионалов и научных работников собирают данные, ведут исследования в тюрьмах и в двадцати местах заключений, и мы постепенно углубляем знание законов этой взаимосвязи.

-Чем ниже культура, тем больше преступности и больше дискриминации, так?

Да, для нас крайне важно открыть доступ детям тех кубинцев, кто не имел университетского образования, в  лучшие школы, куда принимают на основе собранных документов и по результатам экзаменов.

Удивляешься, когда анализируешь, сколько молодых людей в возрасте от 20 до 30 лет – мы все еще продолжаем исследования – находятся в тюрьмах. Оказывается, что только 2 процента заключенных – это дети тех, кто получил высшее образование. Когда  приходишь в тюрьмы, то обнаруживаешь, что многие попали туда из маргинальных районов, это дети тех, чьи семьи ютились в каморках в каких-нибудь забытых богом районах.

- Революция не сумела покончит с этой предопределенностью?

Вначале мы покончили с некоторыми маргинальными районами. Однако маргинальная культура уже сложилась: даже ели ты строишь новые дома, явления, которые проявились на прежнем месте, имеют тенденции к продолжению, только если не возникнет новая культура на основе знаний. Люди с высшим образованием заботились о своих детях, учили их, проверяли уроки – в целом, обеспечили им возможность учиться в лучших школах.

Сколько  уже обучила Революция? Ну, она дала образование миллионам. Думаю, что сейчас по крайней мере более трех специалистов – врачей, инженеров и прочих – с высшим образованием приходится на каждого гражданина, у которого в 1959 году было законченное шестилетнее образование. Потому что сегодня высок процент учителей, и почти все они имеют университетское образование. Среди медицинского персонала тоже достаточно много профессионалов такого уровня.

Маргинальная культура и ее последствия имеют тенденцию к воспроизводству. Какое значение имели положительные действия?

- В некоторых странах наблюдается значительное усиление позитивной дискриминации.

Да, но для нас это не был вопрос законов или чего-то в этом роде. Мы верили, что это вопрос справедливости и политических представлений, и у нас дискриминация действительно субъективно исчезла.

Иногда в какой-нибудь телепрограмме об эффективной работе того или иного подразделения полиции появлялось несколько чернокожих парней или метисов, совершивших правонарушения. Но следует сказать, что существует два вида воровства: обычное воровство, которое очень раздражает, и воровство в рубашке с галстуком, совершаемое теми, кто руководит каким-нибудь предприятием…

Воры в костюмах обкрадывают общество , но об этом никто не знает; гораздо чаще узнают о тех, кто залезает в квартиру, крадет какой-либо предмет, драгоценность, продукт, что-то портит, а это преступление как раз из разряда тех, что совершаются самыми бедными гражданами.

Наступил момент, когда я побеседовал с теми, кто готовит телепрограммы о деятельности органов, ведущих борьбу с преступностью, потому что они и в самом деле хотели внушить веру в эффективность полиции, и сказал им: “Мне бы не хотелось опять увидеть программу об этом”. Каждому на своем месте хочется продемонстрировать свою эффективность… а те, кто появлялся в кадрах как преступник, были в основном чернокожие парни, метисы, о белых нарушителях закона говорилось гораздо реже. Что из этого получается? Преступление, которое раздражает людей, ассоциируется с определенной этнической группой.

Однако мы многого добились посредством идеологического воспитания, благодаря тому, как повело себя негритянское население, благодаря тому, что оно примкнуло к Революции. Самые бедные слои оказали наиболее существенную поддержку Революции.

- Они продолжают подвергаться дискриминации в этой другой форме?

Многие получили доступ к открывшимся возможностям, но они не находились в тех же условиях, как другие, чтобы поступить в университеты, в престижные школы, куда принимают на основе документов и, кроме того, по результатам экзаменов.

Вероятно, мы заслуживает критики, потому что не сразу это обнаружили, но, ведь обнаружили. Мне как-то раз пришлось выступать с достаточно критической речью, потому что все эти проблемы тоже требуют решения, а меня, как я Вам уже рассказывал, имеется собственный опыт.

К сожалению, дискриминация все еще дает о себе знать в нашем обществе, хочу, чтобы Вы об этом знали.

-Среди высших государственных чиновников все еще встречается мало чернокожих?

Да, поскольку мы все еще пожинаем плоды того, что  университетское образование получала гораздо меньшая часть чернокожих молодых людей и метисов. Всеобщая воинская служба была трехлетней. И мы приняли меры, чтобы стимулировать учебу. В зависимости от поведения, все, кто уже имел среднее образование, получали возможность служить два года вместо трех. Мы уменьшили срок службы, и многих юношей, уже получивших среднее образование, определяли на один год в закрытые школы, где проводилось интенсивное обучение и повторение материала для того, чтобы они могли поступить в университет.

Многие поступали именно таким образом; это был путь для выходцев из беднейших слоев, для тех, которые, вполне возможно, не поступили бы в учебные заведения, куда отбирали выдержавших экзамен выходцев из более обеспеченных и культурных слоев.

Я и вправду доволен всеми 106 программами “Битвы идей”, которые воплощаются в жизнь. Среди всех программ много образовательных, и первое, о чем я спрашиваю, так это об этническом составе обучаемых и учителей.

- В настоящее время вы уделяете особое внимание этническому составу?

Да. Во всех школах, куда направляем молодых учителей и преподавателей, в социальной сфере, при осуществлении культурных и художественных программ. Мы готовим инструкторов по искусству; имеется 15 школ по их подготовке, по одной в провинции, и предусматривается, что в ближайшие 10 лет 30 тысяч инструкторов по искусству, отобранных с учетом дарования, будут передавать свои знания в образовательных центрах и в обществах. Этнический состав населения провинций не одинаков. Есть провинции, где негритянское население составляет 70 процентов.

- В восточных провинциях, как я себе представляю?

Да. А в других – наоборот. В провинции Орьенте, например, белое население составляет подавляющее большинство, это потомки выходцев с Канарских островов и других владений Испании. В зависимости от того, где находились рабовладельческие плантации, как в Гуантанамо, и вследствие других исторических явлений в провинциях нашей страны состав населения является разным.

Поэтому мы внимательно следим за тем, чтобы университетское образование получали в равной степени белые, чернокожие и метисы, чтобы, в зависимости от дарования, они могли трудиться на поприщах, имеющих большое общественное значение. И сегодня в некоторых учреждениях имеется больше чернокожих, чем в других.

-Вы обращаете внимание на процент женщин?

Борьба с дискриминацией женщин оказалась непростой задачей; в итоге был даже провозглашен кодекс морального характера, Семейный кодекс: мужчины обязаны разделять с женщинами домашние заботы, приготовление пищи, заботу о детях. В этой сфере мы продвинулись далеко вперед.

Большую часть абитуриентов составляли женщины. Так как ив средней школе и в выпускных классах они более прилежны и у них, попросту говоря, были выше оценки. А поскольку они поступали по результатам аттестата…

Иногда мы испытывали крайнюю необходимость в специалистах того или иного профиля, вплоть до того, что юношей освобождали от службы в армии, и все равно из каждых трех отобранных по аттестату абитуриентов двумя студентами оказывались девушки. Нам пришлось ввести квоту, скажем, 45 процентов мужчин и 55 процентов женщин., потому что подавляющее большинство тех, кто отвечал требованиям, составляли женщины. Этот процесс по указанным причинам привел к тому, что армия женщин-специалистов росла, и сегодня 65 процентов армии специалистов страны составляют женщины.

-Впечатляющий прогресс

Женщины ведь рожают, это их естественная функция. После родов мы предоставляем им годичный отпуск, чтобы они ухаживали за детьми, не для того, чтобы рожали больше, а потому что самое лучшее, что может получить ребенок, появившийся на свет, это материнское молоко и присутствие матери.

Существуют другие планы обучения детей так называемыми неформальными путями. Необходимо воспитывать родителей. Лучше, когда это мать. Например, распад семьи зачастую приводит к тому, что дети забрасывают учебу и попадают в тюрьму. Однако отрицательные последствия развода оказываются значительно слабее, когда мать имеет профессию, так как ребенок, как правило, остается с матерью.

-Отрицательные последствия в смысле маргинализации преступности?

В 71 проценте случаев, когда преступление совершено молодыми людьми, 19 процентов приходится на долю тех, кто вырос без отца и без матери. Так что, если один из родителей, с которым остается ребенок – как правило, этим родителем обычно оказывается мать, таков обычай, - обладает высоким уровнем культуры, то негативный эффект, сопровождающий развод, распад семьи, практически нивелируется.

Мы стремимся к тому, чтобы женщины достигли по возможности наивысшего профессионального и технического уровня ради благополучия семьи и общества.

Раньше они подвергались ужасной дискриминации, и им доставалась только самая унизительная работа; сегодня кубинки – самая важная  и уважаемая часть общества, и, как я уже сказал, 65 процентов технических и научных кадров страны составляют женщины.

Женщины самостоятельно прокладывают себе дорогу, это превосходящая сила. Возможно, в будущем возникнет необходимость создать Федерацию кубинских мужчин.

-Чтобы защищаться?

Вот именно! Потому что куда ни глянь, женщины поднимаются все выше и выше, они пока еще не добрались до вершины, однако не потеряли  понапрасну 46 лет, минувших с победы Революции.

-Многие женщины участвовали в борьбе против Батисты. Вы сами упоминали Айде Сантамария и Мельбу Энандес, которые участвовали в штурме казарм Монкада; мы могли бы назвать и других прославленных революционерок, таких как Селия Санчес или Вильма Эспин. Я хотел бы спросить Вас : были женщины-бойцы в Сьерре?

Да. Я организовал в Сьерре женское подразделение – “Марианы”. Мы доказали, что женщины могут быть такими же хорошими солдатами, как и мужчины. Мне пришлось упорно бороться тогда с проявлениями мужского самолюбия.

Так у нас было некоторое количество легкого оружия, оставленного для женщин, и отдельные бойцы говорили: «Как это мы дадим женщине М-1, - это происходило после последнего наступления Батисты, - а почему не взять мне?» 

У меня для некоторых из них имелся готовый ответ, я вам его процитирую: «Послушай-ка, знаешь почему? Я тебе объясню, потому что они, как солдаты, лучше тебя».

Я сам тренировал первые подразделении женщин-бойцов, и они отлично держались, в большинстве своем даже лучше, чем мужчины, что и говорить. И они участвовали в боях, а не сидели в конторе или что-то в этом духе. Это не оправдание, это реальность.

-Вы думаете, что Куба перестала быть страной мужского превосходства?

Сегодня мы могли бы сказать, что являемся страной наименьшего мужского превосходства, не скажу что в мире, но, по крайней мере, в этом полушарии. Мы создали культуру равенства и уважения, что, как вам известно, не характерно для современного обществ.

Я вовсе не собирался сравнивать, поскольку культ мужского превосходства достался нам в наследство, а мы хорошо знаем, каким образом это к нам перешло  и как культивировалось в капиталистическом обществе. Это был пережиток, а мы были достаточно невежественны.

Моя точка зрения отличалась от превалирующей, я испытывал чувство солидарности с женщинами, потому что видел и переживал по поводу той дискриминации, которой они подвергались в тогдашнем эксплуататорском обществе.

Однако, хорошо, мы готовы прислушаться к любому мнению в связи с этим. Я бы не сказал, что культ мужского превосходства совершенно изжит, однако в этом смысле существует огромная разница по сравнению с тем, что происходило в первые годы, которые Вы имеете в виду, и я совершенно откровенно рассказал, как это было: мы признаем ответственность.

Слава богу, нам хватило культуры, чтобы справиться с  проблемой, или обстоятельства не позволили проявиться формам дискриминации, которые несправедливы и болезненны. В нескольких словах вот так я могу ответить на ваш вопрос.

- Другое обвинение, которое было выдвинуто против вас в начале Кубинской революции, заключается в том, что существовало религиозное преследование. Вы национализировали католические школы, изгнали часть духовенства и арестовали священников. Не думаете ли вы, что в этом тоже были перегибы?

Национализировано было все образование, не одни только католические школы. Мы осуществили глубокую радикальную революцию, так я ее характеризую, и могу доказать, что в ее ходе не было расстреляно ни одного католического священника. Эта часть политики и концепции, не только этических, но и политических принципов.

Империализм  - или империалистическое правительство Соединенных Штатов было заинтересовано, исходя из того, что у нас в первые годы возникали конфликты, которые вынуждали нас к определенным мерам. Тогда зародился заговор, и мы действительно не могли сидеть сложа руки. Творились ужасные вещи.

-Какие?

Ну, например, операция “Питер Пен”, практичекски похищение 14 тысяч кубинских детей после того, как наши противники выдумали чудовищную ложь о том, что революция будет лишать родителей их прав. Под этим предлогом или вследствие этого нелепого опасения в Соединенные штаты было отправлено 14 тысяч детей, и в данном похищении участвовали некоторые католические священники, настроенные против революции, а также католические священники из Майами.

- Увезли в Соединенные Штаты 14 тысяч детей?

Да, увезли, потому что выдумали, что якобы уже готов декрет о лишении родителей их прав. Когда речь идет о чем-то, что затрагивает столь интимные чувства, как родительские, люди сходят с ума, их легко обмануть, все зависит от характера лжи, момента и формы ее распространения.

Эта сумасшедшая идея о лишении родительских прав воздействовала скорее на инстинкты людей, которые ее не осмысливали. Поэтому здесь нашим противникам удалось напугать многих родителей даже из среднего класса, что спровоцировало исход, тайную отправку детей, и некоторые семьи навеки с ними расстались. Затем, спустя время, читая роман ”Тихий Дон” Шолохова, я вдруг обнаружил упоминания о подобных выдумках  относительно лишения родительских прав, эти выдумки стары как мир. Говорили еще более жуткие вещи: будто детей переработают на мясные консервы.

- Какой ужас!

Дескать, мы отошлем их в СССР, а в СССР из них изготовят консервы, которые потом отправят на Кубу.

-Просто чудовищно!

Эта была ложь чистой воды, а определенное число людей не переставало верить, потому что эта коварная выдумка; они верили, поскольку ложь затрагивает такой мощный инстинкт, как материнский и отцовский, особенно материнский.

- И детей увезли?

Да, увезли, 14 тысяч.

- Но их вывозили тайно?

Не совсем так, потому что совершать поездки было разрешено всем желающим, даже врачам, которых на Кубе так не хватало. Увели половину врачей, которыми располагала страна. Процедура оформления была несложной, и детей вывезли скорее обманным путем, отправляя их одних или с каким-нибудь другом, в обход правил, и не думая о том, что с ними может случиться.

Вероятно, оформляя паспорт  и какие-то документы. Разумеется, из простых людей, малоимущих, или подвергавшихся дискриминации, никто своих детей не отправлял; они свято верили в революцию и составляли большинство. Это произошло с теми, у кого доходы были больше, и со многими богатыми семьями, однако дети ни в чем не виноваты.

Были люди, которые хотели уехать, и никто им в этом не препятствовал; но то, что они сделали, было неоправданно.

Многие родители стали ждать, полагая, что Революция долго не продлится и через некоторое время они привезут детей обратно домой; и вот, пожалуйста, они отправили 14 тысяч детей, многие из которых сегодня уже взрослые и подвергают критике своих родителей.  Там, в Майами, детей негде было разместить, их поселили даже в такие места, которые были предназначены для преступников или других целей. Многих кубинских детей разбросали по Соединенным Штатам.

- И церковь несла ответственность за это масштабное похищение?

Вот это, пожалуй, больше всего и удручает. В деле оказались замешаны некоторые священники и иерархи определенного ранга как в Майами, так и на Кубе; мы не хотим это ворошить. Выезд граждан в Соединенные Штаты не был запрещен. Им не чинили никаких препятствий, процедура оформления документов была самой что ни на есть простой. Нельзя же было отправлять детей абы как, неважно, с какими документами или вовсе без такового. Контрреволюция при поддержке правительства Соединенных Штатов сфабриковала фальшивый указ, распространила его, и 14 тысяч детей увезли под воздействием страха и ужаса.

-Вы этого не заметили?

Мы, как я вам уже сказал, никогда не ограничивали выезд, люди уезжали и приезжали. Правительство Соединенных Штатов распахнуло двери, чтобы увести специалистов, учителей, врачей, квалифицированных рабочих и даже получить в свое распоряжение избыток живой силы для укомплектования армии наемниками и солдатами с целью нападения на нашу страну. Это все было очень серьезно. Каких только попыток они не предпринимали!

В этом отношении творились очень серьезные дела. Мы не собираемся винить в этом Рим, и не собираемся винить католическую церковь, потому что было много католиков-революционеров. Из-за контрреволюционных проблем некоторые были осуждены.

-Священники?

Да, но они недолго находились в заключении. Во время вторжения на Плайя-Хирон вместе с наемниками прибыли три священника, которые были…

Как называют тех, кто сопровождает солдат и проповедует в армии?

-Капелланы

Да. У нас в Сьерра-Маэстре тоже был капеллан, католический священник, присоединившийся к повстанцам, он даже дослужился до звания майора и носил темно-оливковую форму, отец Гильермо Сардиньянс, всем известный и всеми любимый.

Не то, чтобы мои друзья были ревностными католиками, из разряда тех, кто посещает церковь, но здесь почти все были крещеными, а некрещеных, как я уже сказал, называли ”иудеями”.

Я Вам говорил, что это был вопрос не только принципа, но и более того, элементарного политического здравого смысла: священник, которого бы расстреляли революционеры, тут же попал бы в разряд великомучеников, это стало бы подарком империи и оскорблением многих честных верующих на Кубе и в мире.

- Кубинская революция соблюдала особую осторожность в отношении священников?

Некоторые действия были весьма серьезными, однако не было случая, чтобы священника расстреляли. И это единственная радикальная  революция, во время которой не расстреливали священников.

Tags: Женский вопрос, Журналистика, Латинская Америка и Карибы
Subscribe

  • На Дальнем Востоке

    Не менее важным оказалось и путешествие на русский Дальний Восток, собранные Изабеллой сведения оказались очень интересны Министерству иностранных…

  • Русские путешественницы

    Памир на фотографии швейцарской путешественницы Эллы Майяр Сегодняшние рассказы о бесстрашных женщинах, не желающих сидеть дома, свойственные…

  • А как было в России?

    В связи с обсуждением строительства телеграфных линий и прокладки кабелей, возник вопрос: а как это было в России? В начале 1830-х гг. свои услуги…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • На Дальнем Востоке

    Не менее важным оказалось и путешествие на русский Дальний Восток, собранные Изабеллой сведения оказались очень интересны Министерству иностранных…

  • Русские путешественницы

    Памир на фотографии швейцарской путешественницы Эллы Майяр Сегодняшние рассказы о бесстрашных женщинах, не желающих сидеть дома, свойственные…

  • А как было в России?

    В связи с обсуждением строительства телеграфных линий и прокладки кабелей, возник вопрос: а как это было в России? В начале 1830-х гг. свои услуги…