Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

О зарплате в 16 рублей - дополнение

В предыдущем посте я получила комментарий по поводу покупательной способности "завышенной' зарплаты в 16 рублей и решила сделать дополнение.
 
Из той же книги, но из другой главы:
Карточка на хлеб в августе 1917-го давала возможность выкупить дневную норму- ¾ фунта . Хлеб стоил 10 копеек фунт вместо обычной цены -3 копейки .
Масло, если еще где-либо можно было купить, стоило 3 рубля за фунт ( что-то около доллара), в то время как пару лет назад оно стоило меньше пятидесяти копеек.

" 3 рубля = что-то около доллара "– запомним эту цифру, потому что дальше американка оперирует знакомой ей валютой.


Телятина стала единственным мясом, которое можно было купить, и стоила она доллар за фунт. Корма для коров настолько мало, и он настолько дорог, что телят не растят до взрослого состояния, а забивают молодыми. Ваше меню можно разнообразить курятиной, если Вы готовы платить от 3-х долларов и выше.
В магазинах можно купить только пол-фунта мяса в день на человека, в воскресенье разрешено купить фунт.
Даже в военной гостинице, где я жила ( имеется в виду Астория) и где все продовольственные поставки обеспечивались правительством, телятина пять дней в неделю заменялась ее производными – блюдами из мелко порубленного мяса, крокеты и тому подобное…Кофе стоил полтора доллара, чай был чуть дешевле…


В другой главе Рита Дорр рассказывает, что в городе исчезает обувь, пара женских туфель стоит 25 долларов, и за обувью все равно стоят очереди. Вспоминает она и время, проведенное в женском батальоне. Время отсылки батальона на фронт затягивалось из-за того, что не могли вовремя прислать обувь. Половина женщин получила обувь вместе с обмундированием, остальные продолжали носить свою гражданскую обувь ( это же подтверждает и другая корреспондентка, Луиза Брайанд)

Пришедшая обувь пришла несортированная, и женщины вынуждены были копаться в куче ботинок и сапог, подбирая себе пару. Все эти ботинки были не новые, со следами ремонта и заплатами. “Я очень сильно подозреваю, что они были снятые с убитых и раненых.” –пишет Рита Дорр.
Адъютант Скрыдлова, которая благодаря журналистскому пиару стала самой знаменитой из этих женщин, такие сапоги не носила. Она и еще пара девушек из обеспеченных семей сшили себе сапоги на заказ за 90 долларов.
75 долларов за пару женской обуви – это была отнюдь не редкая цена.
То же самое касалось и других товаров. Пара “ уродливых и бесформенных перчаток” стоила доллар и 80 центов.
Детские перчатки стоили от трех долларов до пяти. Несколько долларов мужчины платили за пару носков.

Однако, как пишет Рита Дорр, в России некоторые вещи , которые ничего не стоят, например собаки и кошки.
В Петрограде можно купить практически за бесценок великолепных русских борзых или персидских и ангорских кошек, потому что люди не в состоянии их содержать.
Мистер Бэзил Майлс, член комиссии Рута, отбыл домой с двумя прекрасными русскими борзыми, что сделало его знаменитым человеком на ближайшей же выставке собак, человеком, которому все завидуют.
Tags: 1917, Дорр (Рита), Иностранцы о России и СССР, Рабочие
Subscribe

  • На Дальнем Востоке

    Не менее важным оказалось и путешествие на русский Дальний Восток, собранные Изабеллой сведения оказались очень интересны Министерству иностранных…

  • Русские путешественницы

    Памир на фотографии швейцарской путешественницы Эллы Майяр Сегодняшние рассказы о бесстрашных женщинах, не желающих сидеть дома, свойственные…

  • Изабелла о российской угрозе

    На крутом утесе над рекой большая гранитная плита показывает место, где китайско-ко­рейская граница превращается в русско-корейскую. На другом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments