Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Category:

О воспитании


Интересный пост я увидела у Елены Первушиной,посвященный воспитанию детей в 19 веке в строгости и воздержании.



Отрывок из письма Пушкина:

«Вот тебе анекдот о моем Сашке. Ему запрещают (не знаю зачем) просить, чего ему хочется. На днях говорит он своей тетке: Азя! дай мне чаю: я просить не буду».
А вот что пишет Марина Цветаева « Главное же – то, что я потом делала с собой всю жизнь – не давали потому, что очень хотелось. Как колбасы, на которую стоило нам только взглянуть, чтобы заведомо не получить. Права на просьбу в нашем доме не было. Даже на просьбу глаз. Никогда не забуду, впрочем, единственного – потому и не забыла! – небывалого случая просьбы моей четырехлетней сестры – матери, печатными буквами во весь лист рисовальной бумаги (рисовать – дозволялось). – Мама! Сухих плодов, пожаласта! – просьбы, безмолвно подсунутой ей под дверь запертого кабинета. Умиленная то ли орфографией, то ли карамзинским звучанием (сухие плоды), то ли точностью перевода с французского (fruits secs), а скорее всего не умиленная, а потрясенная неслыханностью дерзания – как-то сробевши – мать – „плоды“ – дала. И дала не только просительнице (любимице), но всем: нелюбимице – мне и лодырю-брату. Как сейчас помню: сухие груши. По половинке (половинки) на жаждущего…»


Возможно, родители были последователями отнюдь не аскетического  воспитания, а стремились воплотить модные тогда идеи Локка. По Локку первая задача воспитания, которое готовит человека к счастью, - привить ему сдержку желаний, способность откладывать их удовлетворение.

«Подарки, которые принято делать детям родителей с солидным общественным положением в целях угождения, причиняют малюткам большой вред. Это развивает в последних гордость, тщеславие и жадность чуть ли не ранее, чем они научатся говорить».

«Что касается обладания и владения вещами, то учите детей легко и свободно делиться со своими друзьями тем, что у них есть. Нужно очень внимательно следить за тем, чтобы они (дети) не нарушали правил справедливости: нужно всякий раз, когда дети так поступают, исправлять их, а когда есть для этого основание, и строго взыскивать». Мысли о воспитании. 1691…что изучать джентельмену.1703. (Локк Дж.)




Ну, и конечно, о наказании :

"Няня без всякого гнева или брани умела всем внушить к себе уважение и страх рассердить ее. Мы, дети, боялись ее недовольного взгляда, хотя няня не только сама нас не наказывала, а терпеть не могла даже видеть, когда нас наказывали другие.
С большим трудом переносила она наше очень редкое стояние в углу или на коленях, а уж если бывало заметит что нас — не дай Бог! — посечь собрались — не прогневайтесь! Будь это мама или папа, няня Наста без церемоний нас отымет, не даст.
С мамой-то она совсем не церемонилась.
— Это что ты выдумала? — прикрикивала она на нее в этих редких оказиях; — Мать твоя тебя вырастила, я тебя вынянчила, и ни одна из нас тебя пальцем не тронула! А ты своих детей сечь! Нет, матушка! Я тебя николи не била, и твоих детей тебе не дам бить! Не взыщи сударыня. Детей надо брать лаской, да уговором, а не пинками да шлепками... Шлепков-то поди каждый сумеет надавать, а от матери родной не того детям нужно».

Но обычно в физических наказаниях детей не видели чего-то экстраординароного. Сестра Пушкина пишет своему мужу: «Александр дает розги своему мальчику, которому только два года; он также тузит свою Машу (дочь), впрочем, он нежный отец». Наталья Николаевна, уже овдовев вспоминает: «Пушкин был строгий отец, фаворитом его был сын, а с дочерью Машей, большой крикуньей, часто и прилежно употреблял розгу». отсюда


«Побои и все прочие виды унижающих телесных наказаний не являются подходящими мерами дисциплины при воспитании детей, которых мы хотим сделать разумными, добрыми и талантливыми людьми. Эти меры поэтому следует применять очень редко и притом только по серьёзным основаниям и лишь в крайних случаях. С другой стороны, нужно тщательно избегать поощрения детей посредством награждения их вещами, которые им нравятся. Ибо, потворствуя таким образом этим дурным наклонностям, которые они должны были бы ограничивать и подавлять, они закладывают основу будущих пороков, которых можно избежать, лишь подавляя наши желания и с ранних лет приучая их подчиняться разуму». Мысли о воспитании. 1691…что изучать джентельмену.1703. (Локк Дж.)



А я вспомнила в связи  с этим строки письма из недавно попавшейся на глаза старой книжицы, читанной когда-то в далеком прошлом:

"Розга, чрезмерная строгость и слепая дисциплина – это проклятые учителя для детей. Розга и чрезмерная строгость учат их лицемерию и фальши, учат чувствовать и желать одно, а говорить и делать другое – из‑за страха.
Розга может только причинить им боль, н если душа их нежна, если боль эта будет заставлять их поступать иначе, чем они хотят, то розга превратит их со временем в рабов своей собственной слабости, ляжет на них тяжким камнем, который вечно будет давить на них и сделает из них людей бездушных, с продажной совестью, неспособных перенести никакие страдания. И будущая их жизнь, полная гораздо более тяжких страданий, чем боль от розги, неизбежно превратится в постоянную борьбу между совестью и страданием, и совесть должна будет уступать.




Посмотрите на себя самих, на окружающих вас людей, на их жизнь: она проходит в постоянной борьбе совести с жизнью, заставляющей человека поступать вопреки совести, и совесть чаще всего уступает.
Почему это так? Потому что родители и воспитатели, развивая в своих детях совесть, обучая их тому, как они должны жить, указывая, что хорошо, а что плохо, не выращивают вместе с тем и не развивают в них душевной силы, необходимой для совершения добра; секут их розгами или шлепают их, кричат на них, наказывают разными способами; этим самым ослабляют силу этих будущих людей и сами противодействуют воспитанию совести в своих детях.
Розга, чрезмерная строгость и телесные наказания никогда не могут желательным образом затронуть сердце и совесть ребенка, ибо для детских умов они всегда останутся насилием со стороны более сильного и привьют либо упрямство, даже тогда, когда ребенок осознает, что он поступил плохо, либо убийственную трусость и фальшь…

Исправить может только такое средство, которое заставит виновного осознать, что он поступил плохо, что надо жить и поступать иначе. Тогда он постарается не совершать больше зла; розга же действует лишь короткое время; когда дети подрастают и перестают бояться ее, вместе с ней исчезает и совесть, и дети становятся испорченными, лжецами, которых каждый встречный может толкнуть на путь испорченности, разврата, ибо розги, физического наказания они бояться не будут, а совесть их будет молчать.

Розги и телесное наказание для ребят – это проклятие для человечества. Запугиванием можно вырастить в ребенке только низость, испорченность, лицемерие, подлую трусость, карьеризм. Страх не научит детей отличать добро от зла; кто боится боли, тот всегда поддастся злу.




<…>

Любовь проникает в душу, делает ее сильной, доброй, отзывчивой, а страх, боль и стыд лишь уродуют ее. Любовь – творец всего доброго, возвышенного, сильного, теплого и светлого. Детвора не знает, не понимает, что хорошо и что плохо, надо ее учить различать это. Она не обладает еще сильной волей, поэтому надо прощать детям их шалости и не сердиться на них. Мало сказать только: «Делай так, а этого не делай», наказать, когда ребенок не слушается. Тогда лишь боль и страх являются его совестью, и он не сумеет в жизни отличать добро от зла.

Ребенок умеет любить того, кто его любит. И его можно воспитывать только любовью. Видя, чувствуя любовь к себе родителей, ребенок постарается быть послушным, чтобы не огорчать их. А если он напроказит благодаря своей подвижности, своей детской живости, то сам будет жалеть о своем поступке. А когда с возрастом его сила воли окрепнет, когда он научится лучше владеть собой, тогда управлять им будет его собственная совесть, а не плохая среда, внешние жизненные условия и т. п., что так часто приводит к моральному падению.

<...>

Удовлетворение всякого желания ребенка, постоянное пичкание ребят конфетами и другими лакомствами есть не что иное, как уродование души ребенка. И здесь нужна в качестве воспитателя та же разумная любовь, которая во сто крат сильнее слепой любви.

Возьму пример: больной ребенок просит черного хлеба или здоровый – слишком много конфет, он плачет, кричит и, пока ему не дали желаемой вещи, не хочет слушать, что ему говорит мать. Скажите, чья любовь больше: той ли матери, которая даст и удовлетворит каприз ребенка, или же той, которая не даст?"

Из письма Феликса Дзержинского к сестре. 1901 г.


Ну, а сегодня детей воспитывают в свободе желаний, в том виде и в той мере, в которых эту свободу представляют себе современные родители.




 
Дети сотрудника газеты "Биржевые ведомости" во время игры в его кабинете.
С.-Петербург.1912 г. Фотоателье Буллы
 



Дети художника Генриха Матвеевича Манизера.  С.-Петербург. 1901 г.



Дочь артистки Марии Александровны Михайловой в дтской среди игрушек.
С.Петербург. 1914 г. Фотоателье Буллы



Граф Борис Викторович Растопчин с сыном Юрой, женой Марией Васильевной ( стоит справа) и теткой, писательницей Лидией Андреевной Растопчиной ( сидит слева) у дома в имении Нескучный сад. Москва.1901.




Tags: Воспитание, Дети, Дзержинский Ф.Э., Империя в фотографиях
Subscribe

  • "...игрушки в руках гормонального фона"

    .Уже, кажется, сложилась традиция в том, что я обращаюсь к Коммерсанту, как к желтой прессе :) Недавно случайно попалась статья с кричащим…

  • О трансгуманизме

    . Почему Трансгуманизм вызывает серьезные проблемы, рассказывает профессор бизнес-информатики Венского университета экономики и бизнеса, Сара…

  • 70 лет мрака - музейная пропаганда сегодня

    Ранее: Музей революции Пару месяцев назад, прочитав анонс выставки, посвященной партизанскому движению, я посетила бывший Музей Революции,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments