?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В этот раз доктор Инглис собрала 75 женщин, уже имевших опыт работы на фронте. Из них она сформировала два госпитальных подразделения и одно транспортное. Позвала она и Эвелину, та, тот час же согласилась и была назначена Главнокомандующей резервным корпусом скорой помощи.

Теперь Эвелина отвечала за кареты скорой помощи, грузовики, походные кухни, и автомобили, всего 18 подвижных единиц, которые должны были управляться и обслуживаться женщинами.

Автомобили и грузовики в то время заводились вручную специальной ручкой, это требовало умения и силы. Женщины водители должны были уметь менять шины, которые часто выходили из строя, а также знать основы ремонта техники. Все осложнялось еще и тем, что в Румынии нельзя было ожидать наличия ремонтных станций. Эвелине нужно было позаботиться не только о том, чтобы обеспечить госпиталь умелыми и надежными водителями, но обеспечить запас шин, горючего и других необходимых материалов.

Об этом путешествии в Россию и в Румынию оставила записи одна из шотландских сестер, Ивонна Фицрой.




Шотландский госпиталь прибыл на судне в Архангельск.

Нам разрешили сойти на берег с 5.30 до 6.30 и мы хорошо погуляли.
Два русских часовых с громадными штыками разговаривали с нами жестами, французские моряки рассказали нам новости с западного фронта.
На обед мы принимали шестерых морских офицеров. Потом был концерт.
Один русский полковник, раньше был оперным певцом, исполнил арию из опер Тоска и Паяцы.


Затем на поезде они добрались до Одессы.

Одесса
Сегодня здесь будет большое представление в Оперном театре в честь Великой княгини Марии Павловны, нас всех пригласили.
Мы приехали в Оепрный театр на трамваях, нам предоставили целый ряд красивых лож.
Когда появилась Мария Павловна, оркестр превосходно сыграл Русский национальный гимн. Во время представления она прислала сообщение, что хочет на нас посмотреть, поэтому мы вышли в фойе, построились и пытались выглядеть по-военному.
Когда мы вернулись в ложи, весь зал встал и смотрел в нашу сторону, нас приветствовали, а оркестр трижды сыграл наш национальный гимн
.

Из Одессы путь госпиталя лежал в Румынию, на русский фронт, в район Добруджи, где им и предстояло развернуть свою работу.


Сентябрь 30. В поезде.

Мы проснулись с рассветом, пили чай с печеньем, прибыли в Чернаводу.
Эта часть фронта – под командованием русского генерала.
Русские и Сербы прирожденные солдаты, они очень хорошо сражаются.


Наступала осень, дороги размывались дождями и становились непроходимыми. Женщинам-водителям приходилось работать в тяжелых условиях, иногда забуксовавший автомобиль вытаскивали солдаты, иногда приходилось использовать крестьянскую скотину. Кареты скорой помощи курсировали от линии фронта с загруженными русскими или сербскими ранеными и обратно, попадая под обстрелы и бомбежки. Сестры выхаживали больных и раненых русских и сербов, но русские составляли большую часть их пациентов.


Октябрь 9, Меджидия

Мы работаем, как чернокожие, я слишком занята и слишком утомлена, чтобы писать
Раненые стали поступать в среду. Мы работали с 7.30 до 8.30 сегодняшнего утра. Наконец нас спасла приехавшая почта, у нас передышка.

Состояние раненых не подлежит описанию, их привозят всех в грязи и в ранах. Они поступают тысячами. Наш транспорт работает совершенно героически, а ведь перевозка раненых – непростая вещь, особенно в условиях неизвестной страны, ночью и по таким дорогам.
Это было самое большое до сегодняшнего момента поступление раненых.

Мы сдинули матрасы друг к другу и клали раненых в любом свободном углу, мы освобождали для раненых каждое возможное пространство, и тем не менее, начальство
Говорит – нужно больше, больше, больше.

В русском госпитале Красного креста, который расположен рядом, два-три раненых кладутся на один матрас в таком порядке и состоянии, в каком они поступают. Часто живой лежит вместе с мертвым по несколько часов.

Даже в нашем госпитале, где британские предрассудки умирают медленно, и каждый поступивший конце концов будет переодет и вымыт, зловоние, грязь стоны, жара и мухи создают жуткий хаос.

Октябрь 16 Меджидия

Меня отослали в кровать. Жаркий день, нас бомбили из аэропланов. Их прилетело 12, они сильно нас бомбили.

Наша Первая Сербская дивизия так замечательно сражалась, что была почти вся уничтожена, ее отозвали в тыл. В течение зимы мы будем ухаживать за русскими. Неподалеку на день расположились лагерем казаки имперской гвардии , войска все идут и идут без перерывов к передовой.


Новое наступление австро-германских соединений заставило сербов с большими потерями отступить на русскую территорию. Шотландский госпиталь вынужден был опять отступать.


После чая, когда я заступила на дежурство ,пришел приказ из Ставки сербов срочно эвакуировать раненых и самим отправиться за ними в течение 24 часов.
Такие новости повергли нас в шок, мы с сожалением, но отправили раненых.
Позже нас посетил русский командующий, который подтвердил, что армия отступает, но он и отступающие раненые надеются лишь на нас и русский госпиталь Красного креста.
Конечно, доктор Инглис сказала, что мы останемся. А мы будем работать в качестве перевязочного пункта и в случае необходимости эвакуируемся вместе с армией.
<…>
На перевязочном пункте не разрешается зажигать свет из-за вражеской авиации, но свет все-таки есть из-за костров Сибирской дивизии, которая только что переброшено на этот участок фронта. Это – отборные войска, великолепные солдаты.
<…>
Около 4-х часов пришел большой грузовик за нашим оборудованием. Мы погрузились, семеро из нас взобрались наверх, остальные по два поехали в собственных машинах скорой помощи.

Декабрь 19. Галатц

Второе подразделение нашего госпиталя сегодня эвакуируют в Одессу вместе с подразделением Британского Красного креста. Мы остаемся. Русские говорят, что они не имеют права нам приказывать уехать, и они бы хотели, чтобы мы остались. Я рада.
.
Декабрь 23. Галатц.

Пришла телеграммо от Ильяшенко, главы русского Красного креста, приказывающая Британскому Красному кресту срочно уезжать в Одессу. Они уезжают сегодня, с ними уезжает большая часть нашего оборудования, включая наши походные аптечки.

Хочу сказать теплое слово о наших бедных русских санитарах, которым пришлось всю ночь носить туда-сюда тяжелые носилки

Раненых было так много, что мы отказались от мысли переодевания и мытья каждого пациента…
Это- не простая работа – раздевать и мыть серьезно раненого русского солдата шести футов роста, который не понимает, что мы хотим с ним сделать. Когда они понимают, что мы – англичане, они становятся приветливыми и начинают нам доверять.

Мы стараемся все записывать – имя, номер части, и даже прикрепляем на их шею картонные диски с этой информацией. Но так много приходит в беспамятстве, с потерей рассудка и умирающими, боюсь, никто никогда не узнает, кто они и откуда. А их семьи так и будут надеяться и ждать.

Мы получили приказ срочно эвакуироваться…Мы отсылаем всех раненых, которых можно перевозить, четверо вместе с доктором Инглис остаются присматривать за теми, кого нельзя перевозить.






Вспоминает Эвелина Хаверфилд:
“Мы не могли завести грузовик, наконец, с огромным трудом мне удалось раздобыть восемь быков, для того, чтобы их впрячь в грузовик. Однако, гром орудий все приближался и моя напарница была в сильном смятении, я вынуждена была оставить машину вместе с нагруженными в нее фордовскими шинами, мы остались без запасок.
Поток вооруженных людей, беженцев, повозок, орудий и животных всех видов тянулся по дороге целый день,  даже, когда город погрузился в ночную темноту. Улицы , скорее даже – грязные переулки, между домами превратились в сплошную массу испуганных людей, кричащих, плачущих и ругающихся. Машины и испуганные животные добавляли шума , эти сцены ужаса и отчаяния мне никогда не забыть.”


Потом на новом месте в течение трех недель разбитые машины госпиталя курсировали сначала на юг, как можно ближе к передовой, забирали раненых и под нестихающем огнем противника везли их на север, в госпиталь.

Январь, 28. Рени.

Вчера нас инспектировал какое-то русское начальство. Осмотр проходил в напряженной тишине , и мы начали изрядно нервничать. Наконец, он сказал: “Наконец, наконец-то я вижу работающих женщин!” И такой комплимент для нас ( или для нашего пола) был не так уж плох.

Миссис Хаверфилд приехала поздно. Она была на передовой.
Январь 31.Рени

Страшная снежная буря, коллапс с запасом дров и воды.
Наши проблемы становятся серьезными. Мы оттаиваем снег, чтобы получить воду для самого необходимого, и она кажется более здоровой, чем вода из Дуная. Вместо дров мы сжигаем камыш, он не дает много тепла, это не эффективно, но у нас ничего другого нет.

Наша повариха делает пудинг на ужин и причитает:
“Джем закончился, мармелад закончился, масло закончилось, маргарин закончился. И что нам остается есть – хлеб и рис”.



И вот мы уже между первой и второй русской линиями обороны .
Каково будет, когда противник начнет нас бомбить.

Февраль 6. Рени

Тяжелый день, не очень холодный. Власти прислали нам 20 лошадей для наших повозок, но нам их нечем кормить, и бедные животные существуют на корках нашего черного хлеба. В то же время хлеб, дрова и мясо скоро совсем закончатся. Говорят, что именно из-за нехватки продовольствия и транспорта мы не можем очистить Румынию от неприятеля.


20 Марта. Рени.

Сегодня был самый захватывающий и неожиданный день. Все началось рано утром с приездом князя Долгорукого, командующего войсками.
После инспектирования госпиталя нас построили в шеренгу и …- наградили!
Нам дали Святого Георгия, такого же, как у солдат, что придает такой награде еще большую ценность. Когда мы вернемся домой. Это произведет не меньшее впечатление, чем известие о революции

Доктор Инглис вынуждена была покинуть Россию в 1917, у нее начал прогрессировать рак, и в ноябре 1917-го ее не стало.

После Февральской революции ситуация в России все ухудшалась было решено постепенно сворачивать работу госпиталя, сестер отправляли домой партиями.

Эвелина покинула Россию и вернулась в Лондон в апреле 1917-го.
Но сидеть без дела было не  в ее характере.




Эвелина Хаверфилд
Окончание следует

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
livejournal
Mar. 21st, 2013 03:07 am (UTC)
Женщины в Медицине. Часть 4.
Пользователь femoteka сослался на вашу запись в записи «Женщины в Медицине. Часть 4.» в контексте: [...] Шотландских сестер” , чуть оправившись после освобождения из плена, направились в Румынию [...]
livejournal
Jun. 20th, 2013 09:37 am (UTC)
Женщины в Медицине. Часть 4.
Пользователь norilchanka сослался на вашу запись в записи «Женщины в Медицине. Часть 4.» в контексте: [...] Шотландских сестер” , чуть оправившись после освобождения из плена, направились в Румынию [...]
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

Crystal Ball
ljwanderer
Елена

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow