?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry








Раненых теперь приносили в ужасном состоянии. Это были тяжелораненые, которые, не имея возможности двигаться, вынуждены были лежать на снегу в нейтральной полосе.
Многие из них имели ранения в живот или в голову все они практически заледенели от холода.
Когда наступала ночь наши санитары осторожно ползком пробирались на нейтральную полосу в поисках этих несчастных. Время от времени немецкие пулеметы начинали стрелять, это означало, что они обнаружили поисковую группу и нацелили огонь на нее, или в свете вспышки они разглядели раненого русского, который, превозмогая боль, медленно двигался по снегу. Они не давали никаких шансов нашим раненым пробраться к своим.


У нас было три эрдель-терьера. Их выдрессировали на поиск раненых в зарослях или лесах, в местах, где наши поисковые группы не могли их найти по понятной причине – им нельзя было пользоваться светом.
Около двух часов мы получили известие, что один раненый сумел добраться до своих и доложил, что в зарослях находятся тяжелораненые солдаты, которые погибают от холода. Пробираясь к нам, он прополз мимо нескольких из них, они были слишком слабы. Чтобы двигаться, но подавали признаки жизни.

Я вызвал трех санитаров, которые отвечали за собак, и, взяв еще двенадцать санитаров с носилками, поспешил в траншеи. Погода немного потеплела и снег начал немного таять, но это была одна из тех ночей, когда холод, казалось, пробирал до костей.


Русские санитары с собаками

Пока мы шли по заполненным снежной жижей коммуникационным ходам, собаки тянули на поводках, а я думал о тех несчастных, которые лежали в снегу, испытывая ужасные мучения, без надежды на спасение.
Было темно, как в яме, когда мы вышли на первую линию траншей, в ней сидели дрожащие от холода и ожидающие новой команды наступления, солдаты.

В очередной вспышке ракеты я смог разглядеть на полпути между нашими и немецкими траншеями темное пятно низкорослого кустарника. В этом лесочке и лежали наши раненые.
Санитары подняли своих собак на парапет, отцепили поводки и отрывочно произнесли команду “Пошел”. Собаки исчезли в темноте нейтральной полосы довольно надолго.


Сначала я подумал, что они, должно быть, сбились с пути, или , что отрывочные выстрелы с немецкой стороны прервали спасательную операцию.
“Дзинь” – что-то стукнуло о проволочное заграждение напротив меня. В небо взметнулась ракета и над парапетом я увидел косматую голову. Пес что-то держал в зубах. Я слышал как он чуть слышно скулит. Один их санитаров подошел к нему, но пес злобно зарычал и отпрянул. Санитар не был его хозяином, а собаки были выдрессированы так, что во время выполнения задания они не подпускали к себе чужих.


Другой санитар вышел вперед и заговорил с ним, пес заскулил и подобрался к хозяину, который спустил его вниз.
В свете моего электрического фонарика я увидел, что пес держит измятую окровавленную шапку. Санитар взял шапку в руки, пристегнул поводок к ошейнику собаки, поднял пса на парапет и, выбравшись из траншеи, пополз за ним, вослед ним поползли и два санитара- носильщика.

Собака провела их сквозь заградительную проволоку. Я следовал за этой группой, мне было интересно узнать, найдет ли собака владельца окровавленной шапки.



Я мог разглядеть их неясные очертания, пока они ползли , опираясь на свои руки и колени, волоча за собой носилки. Я тоже полз за ними, и когда ракета взмывала вверх, освещая тусклым светом поле боя, мы все застывали, сливаясь со снегом до тех пор, пока свет не затухал.
Я слышал хруст мерзлой травы, пока они пробирались вглубь кустарника, и думал о том, что мы, наверное, находимся очень близко от немецких позиций. Несколько пуль ударили в кусты около меня.


Моя рука дотронулась до чего-то, что было похоже на кусочек шерстяной ткани в кустах, и я увидел темный объект, частично укрытый в кустах. Я подобрался ближе и почувствовал человеческую руку – она была твердая, застывшая, заледенелая. Я попытался ее сдвинуть, но она не поддавалась, я понял, что в этом холодном теле уже нет жизни.
Я быстро пополз дальше через кустарник и нашел группу , которая стояла на коленях перед другим темным объектом, лежащим не снегу. Это тело было еще теплое, но руки были очень холодные, а на запястье я смог ощутить лишь слабое биение пульса. Я дотронулся рукой до его головы, на ней не было шапки, волосы были жесткими, покрытые замерзшей кровью, но немного выше уха я почувствовал теплое влажное место. Я знал, что это рана, из которой сочится свежая кровь. Пуля вошла в мозг, и солдат был в беспамятстве, но, очевидно, это и был тот солдат, чью шапку принес пес.


Один из санитаров имел пакет первой помощи, и поспешно перевязали раненого, чтобы избежать загрязнения раны. Мы плавно перетащили его на носилки и отправились в обратный путь, ползком, подтягивая за собой носилки.
Наше продвижение было очень медленным, потому что мы останавливались и замирали с каждой новой вспышкой ракеты. Немецкие траншеи были не дальше сорока ярдов от нас. Наконец мы достигли нашей проволоки и проникли через один из проходов, проделанных для атакующих.
Носилки бережно были переданы в руки, которые ждали внизу в траншеях, раненого завернули в одеяла и понесли к перевязочному пункту.


Я узнал, что две другие собаки тоже вернулись , одна – с шапкой, другая – с кусочком ткани, которую она вырвала из шинели раненого. Собаки были выдрессированы вырывать что-нибудь из солдатской одежды, если они не находили шапку или рукавицы. Чтобы ни принесла собака, это используется для освежения ее памяти, когда спасательная группа уходит на поиски раненого. Санитар подносит эту вырванную часть к носу собаки, когда она теряет след.


Одна из спасательных групп вернулась с раненым в живот, он был так плох, что я с трудом смог определить, что он еще жив.
“Бывает ли, что собаки приводят вас к мертвым?’,- спросил я санитара.
“Нет, Ваше превосходительство, никогда”,- ответил санитар. “Они иногда приводят нас к телам, которые нам кажутся мертвыми, но когда мы их доставляем врачам, после внимательного осмотра, в них всегда находят, хотя бы слабую, но искру жизни. Это можно объяснить обыкновенным инстинктом, который в данном случае, срабатывает намного лучше, чем человеческий разум.”
Третья партия вернулась с раненым, у которого было сломано бедро, он был практически безжизненным из-за охлаждения и болевого шока.

Работа продолжалась, пока мы не оказали первую помощь четырнадцати раненым. Наконец собака вернулась ни с чем. Ее послали опять, пока ее не было, вернулась другая собака – тоже ни с чем. Когда все три собаки вернулись пустые, мы смогли увериться в том, что в кустарнике не осталось ни одного раненого.

К этому времени первые признаки сероватого рассвета начали пробиваться в ночи. Пока я шел на главный перевязочный пункт через призрачный лес, наша артиллерия яростно обстреливала немецкую линию обороны. Затем последовал отвратительный треск винтовочных выстрелов, стук пулеметов, вспышки ракет, и новая волна пехоты пошла в атаку на немецкие траншеи.

Когда я заметил внезапно появившихся раненых, заполнивших дорогу к перевязочному пункту, я понял, что у меня сегодня опять не будет отдыха.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
158advocate
May. 9th, 2012 08:11 pm (UTC)
...
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

Crystal Ball
ljwanderer
Елена

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow