November 6th, 2018

Crystal Ball

О том, как русские фабрики стали дойной коровой

О том, как русские фабрики стали дойной коровой для английских компаний.

Торговый дом «Эджертон Губбард и Ко» в Петербурге был зарегистрирован как банкирский дом, генеральный агент и менеджер Англо-Русской хлопковой компании, занимавшейся поставкой и продажей хлопковых материалов и новых машин. Такая организация приносила совладельцам торгового дома гораздо больше прибыли, чем если бы он состоял простым акционером компании. - рассказывает Стюарт Томпсон

Образ жизни Губбардов и занимаемое ими положение в обществе наводят на мысль, что их коммерческая деятельность в России принесла семейству немалые прибыли, - указывает Томпсон.

Начало семейных проблем было положено завещаниями Уильяма Эджертона Губбарда-старшего (умер в 1883г.) и Джона Геллибранда Губбарда ( умер в 1889г.). У обоих были многочисленные семьи, и оба переоценили способность своего предприятия приносить высокие прибыли, необходимые для поддержания потомством уровня благосостояния, предусмотренного в завещаниях.

Семейным бизнесом стали управлять Уильям Эджертон Губбард, возглавивший  John Hubbard & Co и его кузен Эвелин Губбард (Egerton Hubbart &  Co) , присматривавший за русскими фабриками .

Как замечает Томпсон, Губбарды обладали недостаточными предпринимательскими качествами и коммерческой подготовкой, к тому же русский бизнес был на периферии их интересов, в сравнении с делами в Англии. Проблема оптимальной организации менеджмента усугублялась нежеланием совладельцев модернизировать управленческую структуру. Лояльность ценилась выше эффективности.

Все это привело русские фабрики к состоянию финансового кризиса, при котором они служили для семьи, по выражению одного из Губбардов, «молочной коровой», потому что для владельцев управляемых таким образом предприятий «на первом плане была не внутренняя рентабельность, а комиссионные выплаты партнерам фирмы.

О том, как это произошло, рассказывается в Сборнике The Free-standing Company in the World Economy, 1830-1996 [Mira Wilkins, Harm Schröter]
Collapse )
Crystal Ball

О плутовстве

А.И. Хлудов 1855 год.
Художник Н.А. Заваруев ГИМН

Справка:
Алексей Иванович Хлудов (1818- 1882 ). Москов. 1-й гильдии купец, потомственный почетный гражданин, почетный член Московского Коммерческого суда 1846-49гг., почетный член Совета Коммерческого Училища 1855-1861г.; член (1855-1859 г.), а затем председатель Моск. Биржевого Комитета 1859-1865гг.; член Моск. Отделения Мануф. И Коммерческого Совета 1862-1867гг.; попечитель богадельни в Егорьевске 1863г.; Мануфактур-Советник 1869 г.

Основал с братом Герасимом Ивановичем Егорьевскую мануфактуру (в 1844 г.), Норскую (под Ярославлем на Волге), Кремгольскую (под Нарвой), но, поссорившись с пайщиком Львом Герасимовичем Кнопом (который поступил неблаговидно, намереваясь перепродать землю для мануфактур в 5 раз дороже, чем он сам заплатил, вышел из компании, продал свои паи... и построил Ярцевскую мануфактуру в Смоленской губернии; это было его любимое детище, он оборудовал ее по последнему слову техники, ездил сам в Англию за станками и машинами.

Из дневника Г.И. Хлудова

Алексей Иванович, путешествуя по Эстляндии и осматривая Нарву и ее окрестности, обратил внимание на водопад, приводящий в движение мельницу, сразу оценил большое значение даровой движущей силы и приобрел землю с водопадом у ямбургского предводителя дворянства Зиновьева; после чего составилась компания из пяти лиц: двух братьев Хлудовых, Л.Г. Кнопа, Козьмы Терентьевича Солдатенкова, а пятого фамилию забыл, и на этой земле была построена бумагопрядильная фабрика, одна из самых больших в России.

Фабрика заработала хорошо, давая громадную прибыль, пользуясь даровой силой водопада.
Товарищество было образовано под наименованием Кренгольмской мануфактуры.

К земле Кренгольмской мануфактуры примыкало имение Крамера. Крамер приехал в Москву и зашел в контору Хлудовых, где застал Василия Алексеевича [сына А.И.Хлудова], которому и предложил купить свое имение.
Об этом предложении Крамера Василий Алексеевич передал отцу и посоветовал не упускать из своих рук имения, купить его на свое имя, с тем чтобы потом перепродать Кренгольмской мануфактуре, которая при росте фабрики будет нуждаться в этой земле.

Алексей Иванович выслушал сына и ответил: "Купить землю нужно, но только не нам, а Кренгольмской мануфактуре, и прибавил:
- Я не был плутом и впредь не желаю быть!
Как на меня будут смотреть другие компаньоны, если я позволю себе это сделать?"


Сказал сыну, чтобы съездил к Кнопу и сообщил о продаже этой земли Крамером.

Collapse )