January 21st, 2017

Crystal Ball

Блокадные дневники. 3. О сильных духом и жертвах

1.Начало и  2. О запрете дистрофиков

3. О сильных духом и жертвах

Прижизненное проявление алиментарного истощения  имеет определенные признаки, их  грамотно объясняет в своих воспоминаниях Ольга Ивановна Базан.

Резкое падение веса на 30%-50% от нормы, слабость, нежелание двигаться. Многие  больные замечали, что нежелание двигаться и что-то делать у них появилось еще  в самом начале заболевания, когда степень истощения была еще не высока.
Сильная утомляемость делала их нетрудоспособными, слабость не позволяла сосредоточиться и даже короткое время заниматься умственным трудом.
У многих больных наблюдались замедленные движения и речь, они предпочитали лежать, ни о чем не думая и ничего не делая, переставали замечать окружающих, замыкались в круг собственных переживаний.
Мышечный тонус был значительно снижен, это проявлялось особенно явно в мимической мускулатуре,  лицо истощенного было неподвижным и маскообразным. Слабость была одним  из проявлений замедления жизненных процессов.
Другим проявлением и ранним симптомом была зябкость. Даже в теплое время года больные жались к печке. Это объяснялось гипертермией, понижением температуры тела, она нарастала по мере истощения, в тяжелых случая она была ниже 35 градусов.
Еще одним признаком было отсутствие насыщения, что нередко приводило к нарушению психики.
Ощущение голода не прекращалось ни днем , ни ночью, вытесняя высшие эмоции, привычки, стремления, интересы.

Бомбежки, артобстрелы, пожары, гибель близких людей сопровождались чувством страха и постоянным нервно-психическим напряжением, именно это нервно-психическое напряжение приводило к развитию,  даже у нестарых людей, гипертонии.

Читая блокадные дневники, нужно иметь в виду, что их авторы были очень больные люди, кто-то из них сопротивлялся, помогая себе и  другим, кто-то пытался выжить за счет ближнего,  кто-то ложился и ждал, когда его придут спасать другие. Ничего в этом нового нет, так устроен мир.

Спасение тех, кто сидит в лодке зависит от того, найдутся ли те, кто возьмет в руки весла и станет грести.
И от того, хватит ли усилий тех, кто гребет, спасти  себя и “слабых телом и духом”.

Значит память о тех, кто эти усилия смог совершить гораздо важнее всего остального, потому что это - опыт выживания, опыт наших предков.

Collapse )