January 20th, 2017

Crystal Ball

Блокадные дневники

Пока сталинисты бьются с антисталинистами, националисты - с интернационалистами,  нашу историю продолжают писать в Гарварде.
Сначала они изучали революцию, потом - индустриализацию, теперь добрались до Великой Отечественной. Не удивлюсь, если скоро основной базой школьных  российских знаний, предлагаемых учебниками, станут гарвардские исследования.

Каждый год в январе интернет вспоминает блокадную тему, вот и этот январь отметился  обсуждением анализа блокадных дневников.

Но, как обычно, любое исследование и анализ, как в данном случае - влияние голода на социальное поведение отдельных особей - превратился в ложные интерпретации

Вот, что пишет автор журнала о книге:
"125 (сто двадцать пять!) дневников. Репрезентативно ли? Вполне. Но даже и здесь автор признаёт, что это взгляд лишь 125 человек из 2 миллионов, что были в городе. Однако у этих 125, несмотря на их разность (положения, стиля, взглядов, судьбы), есть объединяющие характеристики, которые и позволяют увидеть спрятанный нарратив.

Позволю себе сразу же не согласиться. Те, кто пишут дневники отнюдь не являются типичными представителями 2 миллионов, ведь отнюдь не все из жителей имели  психологический тип, нуждающийся в изложении своих мыслей и переживаний на бумаге, потому было бы ошибочно утверждать, что именно такие мысли и поступки были свойственны миллионам. Человеческие мысли, запечетленные на бумаге - это субъективное отражение реальности, да, так чувствовали 125 человек, да, у кого-то разрушалась система ценностей,  люди боролись с собственными демонами, кто-то проигрывал эту битву...а кто-то побеждал.

"Дневник был ещё одним способом продраться через эту чёрную завесу быта — мрачного, в высшей степени нечеловеческого, где не было ничего хорошего, одни страдания и сосредоточенность на еде, еде, еде." - пишет автор, забывая. что у миллионов "быта" почти не было, они жили на своем рабочем месте -у станков, в окопах, на бесконечных дежурствах и т.д.

"Социальное взаимодействие в основном заключалось в многочасовом стоянии в очередях, и это тоже был мир беспощадности." - и опять, ничего - о работающих, спасающих, лечащих, организующих жизнь города.

Каждый год новые и новые материалы в качестве доказательств предлагают нам посмотреть на блокаду, как историю заложников, которым просто было не вырваться из созданного кольца. Добрый Гитлер даже остановил наступление, ожидая сдачи города, а проклятые большевики, жующие бутерброды с икрой, не давали населению и солдатам сдаться. Вот и теперь, исследованы дневники, и на их основе задается вопрос:
" чем была эта блокада, насколько необъятной была травма для общества ленинградцев, а также война как травма в целом для советского общества"
Collapse )
Crystal Ball

Блокадные дневники 2. О запрете дистрофиков

Продолжаю тему блокадных дневников.Начало здесь:

Вот автор журнала пишет:
Интересный факт: весной 1942 года был введён запрет на термин, т.е. врачам было предписано не писать про смерть от дистрофии (истощения), а также не выписывать освобождения от работы на основании указанного. Нужно было повышение производительности труда — вот и повышали

Начнем с запретов. Один услышал, и не понял, но передал другому. Другой  записал дневник и передал последующим поколениям. Вот так и появляются мифы,снованные, вроде как, на первоисточниках.

Первый логичный вопрос - зачем скрывали смерть от истощения, если голод был общеизвестным фактом?  И от кого?
И какая выгода власти в том, чтобы убеждать родственников в том, что человек умер не от голода, если он все равно умер?
Или все же он мог умереть от чего-то другого?

Ответы на вопросы опять дает Ольга Ивановна Базан.
Collapse )