Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Спасение "Соловья Будимировича". 1920


Драматическое спасение русского судна “Соловей”
Благодаря  “Daily Graphic” мир узнал подробности спасения русского судна “Соловей”,  дрейфовавшее во льдах Карского моря ледоколом “Святогор” под командованием капитана Свердрупа и большевистским ледоколом “Канада”.



...К началу 1920 года власть в Архангельске еще удерживало в своих руках белогвардейское правительство, поддерживаемое силами Антанты. Но дни его были сочтены, и из архангельского порта одно за другим уходили суда с ценными грузами. Вышел и «Соловей Будимирович», направляясь в Мурманск, оккупированный интервентами. Однако в Баренцевом море судно попало в ледовый плен, и его вынесло в Карское море.

На борту парохода находились 84 человека. О их бедственном положении можно судить по телеграмме капитана:
«Угля совершенно нет, котлы потушены, отопление помещений производится деревом бочек и палубы. Радиотелеграммы подаются один раз в неделю последними запасами аккумуляторов... Провизия кончается. Умоляем о помощи...»

В архангельском порту стоял тогда ледокол «Козьма Минин», он мог бы спасти людей, но «правительство» предпочло бежать на нем за рубеж. «Соловей Будимирович» был брошен на произвол судьбы среди льдов и полярной ночи.


«Соловей Будимирович» в Архангельске в 1919 году (фотограф Альвиан Альвианович Поплавский)

Красная Армия освободила Архангельск. Начался новый этап в истории спасения «Соловья Будимировича».

Призыв архангелогородцев о помощи бедствующим людям нашел отклик в самых широких слоях советской общественности. Их обращение в Москву получило немедленную поддержку в правительственных кругах. Советское правительство сразу же начало переговоры с Англией и Норвегией о направлении в Карское море спасательной экспедиции.

Молодая Советская Республика стремилась сделать все для спасения судна и людей. Но долго, очень долго попытки получить помощь из-за рубежа не удавались.Переговоры длились весь март, но безрезультатно. Они сдвинулись с мертвой точки  благодаря поддержке, оказанной нашим дипломатам Г. В. Чичерину и Л. Б. Красину «великим норвежцем» Фритьофом Нансеном и Алексеем Максимовичем Горьким (Пешковым).


Открытка. Советский ледокол Малыгин (Соловей Будимирович)

Задержка переговоров, естественно, не могла не взволновать общественность Архангельска. И вот 27 марта из Архангельска в Норвегию — Фритьофу Нансену, Отто Свердрупу, Иогансену, Представителю Российской Академии наук доктору Л. Брейтфусу, редакциям газет «Финмаркенпост», «Социалдемократен», Географическому обществу Норвегии и «всем, всем, всем» - была отправлена телеграмма. В ней сообщалось о бедственном положении людей на «Соловье», влекомом все дальше и дальше на север, о невозможности помочь ему из Архангельска из-за отсутствия угля и судов.

«Во имя человеколюбия необходимо оказать страдальцам помощь,— говорилось в телеграмме и далее предлагалась программа действий: — Необходимо немедленно оповестить о неминуемой гибели экспедиции. Необходимо немедленно посредством печати, особых объявлений, телеграфа оповестить всех норвежских зверобоев, направляющихся льдами. Все расходы по спасению и доставке людей будут оплачены и выдана большая премия. Необходимо немедленно приступить к снаряжению подходящего судна. Необходимо немедленно выработать план общего спасения экспедиции. Необходимо немедленно знать авторитетное мнение полярных мореплавателей Норвегии о снабжении и мерах спасения погибающих людей. Опасаемся утратить связь радиотелеграфу экспедиции...»

Текст этой телеграммы-призыва был передан также в Москву В. И. Ленину, Г. В. Чичерину со следующим дополнением:

«...Считаем, что все меры, принятые нами, будут мало действительны. По мнению наших лучших ледокольных командиров, знакомых с условиями плавания в полярных льдах и Карском море, а также на основании всех наблюдений и сведений, получаемых от командира «Соловья Будимировича», ясно, что реальная и своевременная помощь гибнущему кораблю может быть подана только на могучем ледоколе.
По заявлению капитана Николаева, бывшего наблюдающего за постройкой всех ледоколов, и командира ледокола «Александр Невский», детально знакомого со всеми их особенностями и качествами, наиболее пригодными ледоколами для посылки к «Соловью» являются ледоколы «Александр Невский» и «Святогор».
Первый из них лучший в мире в смысле продвижения в каких угодно льдах, но не может принять запас угля более 2000 тонн; второй «Святогор» может взять запас угля свыше 4000 тонн. Оба эти наши ледоколы, переданные правительством белых англичанам, вполне пригодны для посылки в Карское море.
Убедительно просим вас обратиться к правительству и народу Великобритании дать нам «Александра» или «Святогора» для спасения гибнущих в Карском море людей. Помощь необходима немедленно, ледоколы должны быть снабжены полным запасом до 4000 тонн угля и всех материалов и иметь провизию до 200 человек на 6 месяцев. Командир и команда для экспедиции ледокола имеются» .


К этому времени на судне находилось уже не 84, а 85 человек, потому что на судне родилась девочка.

"Единственная возможность, которую я вижу, — это чтобы английское правительство дало и послало очень мощный русский ледокол «Минин», который захвачен бежавшими из Архангельска и сейчас находится в Англии <...>
У норвежского правительства есть продукты для 85 человек на год, ожидающие в готовности в Вардё. Вышлите судно немедленно в Северную Норвегию затем в Карский пролив. Пока еще есть возможность спасти людей, нельзя терять, ни одного дня. Русское советское правительство обещало оплатить все расходы и достаточное вознаграждение спасателям."
- писал А.М.Горький Ф.Нансену

Вмешательство Нансена способствовало успеху дела. В коммюнике Наркоминделf сообщалось:

«Советское правительство не могло примириться с таким положением вещей и обратилось к английскому и норвежскому правительствам, а также к норвежскому парламенту и к Фритиофу Нансену с просьбой снарядить за счет русского правительства, спасательную экспедицию на одном из уведенных ледоколов.
Норвежское правительство немедленно откликнулось на наш призыв и выразило готовность послать спасательную экспедицию, составленную из норвежцев, во главе, с известным капитаном Свердрупом.
После продолжительных переговоров с английским, правительством, которое долгое время занимало в этом деле, несмотря на чисто человеколюбивые задания, неясную позицию, это правительство предоставило в распоряжение капитана Свердрупа ледокол «Святогор», который был снабжен всем необходимым, в результате целого ряда шагов Народного комиссариата по иностранным делам, получившего в данном отношении существенное содействие от норвежского правительства...»
Три судна: "Святогор","Канада" и "Соловей" после спасения


«Святогор» прибыл в Берген 25 апреля. Через неделю английскую военную команду сменили норвежцы. Снаряжение ледокола к походу в Арктику шло быстрыми темпами. 13 мая он вышел из Бергена и 17- го бросил якорь в Тромсё.

«Здесь на перегрузку с английского парохода угля требовалась остановка не более 4—5 дней,— писал в своем донесении Российской Академии наук начальник спасательной экспедиции и представитель Академии доктор Л. Л. Брейтфус. — В действительности же ледокол простоял здесь три недели. Причина — требование Английского правительства застрахования судна в сумме тринадцати миллионов крон! Это вызвало новые переговоры, задержку и расход в размере около 2 миллионов крон...»

Тяжелым бременем для скромного бюджета республики была эта сумма, но, как свидетельствуют документы, Советское правительство нашло нужным и возможным выделить ее для спасения людей.

8 мая заместитель народного комиссара по иностранным делам Л. М. Карахан направил председателю Совнаркома В. И. Ленину письмо:

«...По окончательном выяснении с правительствами Великобритании и Норвегии вопроса о стоимости спасательной экспедиции за ледоколом «Соловей Будимирович» оказалось, что ввиду современных цен, стоимость эта дойдет до ДВУХ МИЛЛИОНОВ крон.
Ввиду значительности суммы, было запрошено через КОМОРСИ мнение Предреввоенсовета Республики. Тов. Неметц ныне сообщает, что... несмотря на тяжесть для нас такой суммы, ее следует отпустить для указанной цели.
Сообщая о вышеизложенном, прошу в виду данного... заключения, Вашего распоряжения об отпуске Наркоминделу в Норвегии сверх указанной в моем № 188/эк от 30/4 с. г. суммы, дополнительного кредита в размере двух миллионов крон»


Этот вопрос обсуждался на заседании Малого Совнаркома 11 мая среди ряда других неотложных дел.
Малый Совет решил:

«Отпустить НК Иностранных дел сверхсметным кредитом необходимое ассигнование для уплаты норвежскому правительству двух миллионов (2 000 000) крон в возмещение за спасение ледокола «Соловей Будимирович», застрявшего в Карском море..."

Это постановление № 472 подписал председатель Совета Народных Комиссаров В. И. Ленин. Решение Малого Совета обрело законную силу. Требуемая сумма была переведена по назначению.
Однако только 9 июня в 21 час «Святогор» смог выйти из последнего порта Норвегии — Варде и в 2 часа утра 12 июня бросить якорь в Белушьей Губе на Новой Земле. Одновременно сюда же прибыло и судно-угольщик «Харде», с которого сразу же стали перегружать уголь.

«14 июня окончили погрузку угля и к вечеру вышли в Карские Ворота"— сообщал Академии наук Л. Л. Брейтфус.

"19 июня. Счастливый день! В исходе первого часа ночи мы подошли к борту «Соловья» при громких криках «ура» на обоих пароходах. Часа через два подошла «Канада» и ошвартовалась у свободного, правого, борта «Соловья». Трудно передать подробности этой радостной встречи словами. Командир «Соловья» капитан Рекстин и некоторые из пассажиров пришли к нам и просили Свердрупа, нашего капитана, и меня пройти к нам на судно. Там в кают-компании Свердрупу и мне было сказано несколько прочувствованных слов и поднесены сырники, заменявшие хлеб-соль. Всех обитателей «Соловья» — 77 Мужчин, 7 женщин и [полу]годовалую дочку капитана — мы нашли здоровыми, но достаточно отощавшими. К счастью обреченных на погибель обитателей «Соловья» у них в грузе оказалось около 20 000 банок молока, 200 пудов английского сыра и некоторое количество муки, сухарей и сахара, которыми они при самой строгой экономии могли протянуть до первых чисел августа. К счастью для них помощь подоспела своевременно, так как по заключению норвежского врача со «Святогора», д-ра Рюттерагер, еще через неделю или две большая половина заболела бы цингой."



Свердруп и Рекстан
Ребенок, родившийся на "Соловье"


К вечеру 29 июня «Соловей Будимирович» и «III Интернационал» отвалили от борта «Святогора» и, салютуя ему флажными сигналами, направились в Архангельск, «Святогор» закончил перегрузочные операции лишь днем 1 июля и направился в Тромсё, «где,— писал Л. Л. Брейтфус,— ему предстоит возобновить запасы воды и провизии перед дальнейшим походом в Англию, куда судно должно быть доставлено, согласно договору между норвежским и английским правительствами».

Полномочный торговый представитель РСФСР в Англии Л. Б. Красин, по непосредственному указанию В.И.Ленина летом 1920 г. занимавшийся организацией товарообменной морской экспедиции к устьям сибирских рек Оби и Енисея, усиленно настаивал на возвращении Англией двух ледоколов «Александр Невский» и «Святогор», заказанных еще до революции и оплаченных Россией.

Переговоры закончились успешно лишь в 1921 г., за соответствующую доплату английское правительство согласилось возвратить оба ледокола.
«Один из них,— писал Красин,— мы привели в Эдинбург и там окрестили его именем «Ленин», поставив на нем красный флаг Республики». Так был переименован «Александр Невский».
Л. Б. Красин по скромности не сказал, что название второго ледокола «Святогор», на котором вскоре также был поднят флаг Советской Республики, заменено новым — «Красин».

3 июля архангельская газета сообщала о прибытии ледоколов:

«Вчера около часу дня к Соборной пристани прибыл в сопровождении «III Интернационала» «Соловей Будимирович».
На пристани прибывшим была устроена торжественная встреча. Суда на реке все расцвечены флагами. Красными войсками произведен парад.Команда и пассажиры живы и здоровы. Настроение отличное.
Генерал Звегинцев и другие офицеры, бывшие на борту «Соловья Будимировича», удрали на плененном Англией «Святогоре» в Норвегию, обнаружив этим свою «англо-истинно русскую» природу.
Рабочие же и крестьяне, бывшие на «Соловье Будимировиче» пошли за «III Интернационалом», благополучно возвращены на лоно Советской России.Привет прибывшим!»


3 июля спасенные моряки провели в Архангельске митинг и единогласно приняли решение:
«Мы, команда «Соловья Будимировича», заявляем на весь мир, всем врагам рабоче-крестьянского правительства, что всеми мерами будем содействовать строительству Советской власти и рука в руку с комсоставом будем налаживать разрушенный врагами трудового народа водный транспорт, и никакая вражеская сила не заставит нас сойти с намеченного пути».





Справка:
Бывший канадский ледокольный пароход «Брюс», построен в 1912 году в Англии. В 1914 году куплен русским правительством для управления морским транспортом Беломорско-Мурманского района, новое имя - "Соловей Будимирович". С 1 января до 1 апреля 1917 года входил в состав флотилии Северного Ледовитого океана. 15 апреля 1920 года мобилизован и включен в состав Беломорской военной флотилии, а затем с 24 апреля 1920 года — в состав Морских сил Северного моря. 25 мая 1920 года возвращен Мортрану.  С 1921 года - новое имя - "Малыгин". 28 октября 1940 года погиб вo время шторма у берегов Камчатки.
http://www.polarpost.ru/forum/viewtopic.php?f=4&t=349


http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/3844/
Tags: Путешествие в мир прессы, СССР в фотографиях, Флот и армия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments