Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Category:

Невозвращенка




начало здесь

Она была в центе внимания, но для русских эмигрантов, живущих слухами и ужасными воспоминаниями о событиях на Родине, Спесивцева была "красной" . "Эти ужасные чекисты, убивающие балерин ( имелась в виду внезапная гибель молодой балерины Мариинского театра Лидии Ивановой), у них длинные руки, которые могут дотянутся даже до Парижа" . Обсуждали, что в смерти Ивановой могла быть заинтересована Спесивцева, но это были слухи, которые в дальнейшем развенчал Баланчин. В этой среде теперь Ольге Спесивцевой  предстояло жить очень долго.


Директор Гранд Опера предложил балерине контракт. Согласившись, Ольга Спесивцева стала первой русской звездой в первом театре Франции. 26 ноября 1924 года состоялся ее выход в Жизели на сцене парижской Оперы. Выступления  сопровождались огромным успехом. Ну как можно было отказаться от возможности танцевать? Она не заявляла, что сбежала, ей казалось, что она здесь осталась на время, а потом она опять вернется домой.



С. Лифарь и О. Спесивцева в балете «Кошка». Париж. 1927.





Теперь она была свободна выбирать театры и роли, но при кажущейся  неограниченной свободе, выбирать приходилось из того, что предлагали к постановке, при этом нужно было думать о том, как зарабатывать на жизнь. А к постановке в это время предлагались уже новые формы. Русский балет на западе выходил в экспрессионизм. Столкнувшись с экспрессионистской хореографией, балерина решительно от нее отвернулась, посчитав такую хореографию чуждой природе ее творчества.

Новые встречи и ссоры с Дягилевым перемежались гастролями на сценах разных театров, попытками организовать собственную труппу. Она танцевала и не находила удовлетворения, будучи классической балериной, она хотела танцевать в академическом репертуаре, а ей говорили, что "это" уже никому не нужно, что в новом веке нужны новые формы выражения, что нужно заниматься новаторством..







Ольга Спесивцева в балете "Кошечка" 1927 г.








"Дочь фараона"


"Тонкая и чуткая индивидуальность, хрупкая фактура Спесивцевой противились рекламированному искусству, которое пыталось разорвать ее связь с еще живым и горячим прошлым и под предлогом пересоздания всего исковеркать, как придется, путь, проложенный другими поколениями", - заметил Леандр Вайа в книге "Ольга Спесивцева, балерина"

“Время, создавшее Спесивцеву, миновало.
Танцовщица очутилась у предела , перейти который ей был не дано.”
В
.М.Красовская

Закулисная жизнь оказалась не так ослепительна, как мечталось, с этим столкнулись все русские эмигранты. Артисты, блистательные на подмостках, влачили подчас жалкое существование, полностью зависели от жестких контрактов. Ей нужна была опора в жизни,  которую она не находила, были поклонники и почитатели, но не было любви, не было друга, готового поддержать в сложный момент.




Жизнь балерины в этот период очень ярко описывает ее мать, Устинья Марковна, в письме из Монте-Карло: «Сегодня Оля танцует, а утром ставили банки... До красоты ли... Со слезами порхала. Знала, что не под ее силу... Все заработанное уходит на отели и кормежку. Даже не остается на одежду... Ну, выкупила кольцо. Да за квартиру. А теперь февраль и март не танцевать. Дягилев при долгах... Все высчитал и дал ей такую сумму, чтоб ей только на жизнь и стало. Он ее затянет. Она очутится в кабале».

После смерти Дягилева, она попыталась опереться на Лифаря, ее партнера, унаследовашего пост директором труппы. Переживая сильнейшие чувства на сцене, она не могла отделить их от жизни, хотя и знала , что Лифарь - сторонник мужской любви. В своих воспоминаниях Лифарь не пожалел свою партнершу, он рассказал о том, как Ольга приревновала его к другой балерине и пыталась на глазах у него выброситься из окна. Как вспоминает Лифарь, Ольга висела на высоте десяти метров над землей, удерживаемая пианистом и самим Лифарем; будучи извлеченной из окна, она устроила Лифарю настоящую истерику. Так это было или Лифарь придумал эту историю, неизвестно, но больше Ольга не танцевала ни с Лифарем, ни в Парижской опере.










Лето 1932 года она провела в Лондоне, танцуя Лебединое озеро  и Жизель, потом вернулась в Париж, где ей пришлось танцевать для частных лиц. Однажды на приеме , организованном в честь Ротшильдов, она встретила человека, с которым судьба связала ее на девять долгих лет .

Это был Леонард Джордж Браун, американец, биржевый маклер, интересующийся искусством и имеющий некоторый антерпренерский бизнес. благодаря связям в Голливуде. Он был дважды женат , оба брака распались из-за склонности мистера Брауна проводить время с актрисами и балеринами, которых он брал на свое содержание.
Браун стал для Спесивцевой агентом.  В отличие от Анны Павловой, у которой Виктор Дандре был и антрепренером, и другом, пытавшимся заслонить от жизненых неурядиц, и слугой, выполняющим все прихоти балерины, мистер Браун не смог стать больше, чем агентом. В письмах к сестре Зинаиде, оставшейся в России нет ни единого теплого слова об этом человеке, она называла его агентом. Мистер Браун колесил со своей спутницей по всему миру, устраивал ей выступления и это был выгодный бизнес.




Половину 1932 года она провела в Буэнос-Айресе, где балетмейстером был тогда Фокин. В 1934 году посетила Австралию с бывшей труппой Анны Павловой, которую возглавлял Виктор Дандре. Там, в условиях трудного для нее климата и тяжелой работы проявились первые признаки психического заболевания. В дневнике балерина писала: "Танцевать восемь раз в неделю оказалось очень тяжело. Я нервничала". При всей экстенсивности гастролей, они опять не принесли удовлетворения.





Ольга Спесивцева в труппе русского балета на вокзале Сиднея






Нагрузка была слишком тяжелой, нервы окончательно расшатались, она не могла танцевать партию, импровизировала не сцене. Пришлось прервать гастроли и уехать опять в Париж. Там она  гуляла в одиночестве по городу, сидела в кафе, пыталась сочинять музыку, хотела писать мемуары.

Угроза войны, надвигающейся на Европу, заставила мистера Брауна увезти Спесивцеву  в Америку, хотя самым большим ее желанием в то время было вернуться в Россию, о
днако он отказался вернуть ей советский паспорт.  В Америке ее жизнь стала еще более неустроенной, они все  время переезжали с места на место.

Антон Долин, один из ее бывших партнеров по Жизели, нашел ее в отеле Мэдисон на Манхеттене: облаченная в кимоно она лежала на кушетке и рисовала что-то в японском стиле. Она призналась ему, что не хотела ехать в Америку, а хотела вернуться в Россию, но мистер Браун ее уговорил этого не делать.

Антон Долин. 1924 год
Следующая встреча была уже перед Рождеством 1940-го года. Спесивцева сидела в полутемной комнате, пытаясь что-то рисовать. Она говорила о том, что за ней следят и хотят убить,  что она очень хочет вернуться домой, просила помочь ей сбежать и перебраться в другой отель.

Последний раз , когда Долин видел Спесивцеву, она жаловалась, что Браун ударил ее и вызвал врача. Она сказала врачу: " Я - Жизель,Ольга Спесивцеваа, прима-балерина из Парижской Оперы", а Антону:"Спаси меня, Антон! Я - не сумасшедшая!".

Ее поместили в заведение, которое мистер Браун назвал "санаторием", который на самом деле был частной психиатрической больницей.

Потом мистер Браун умер. Так как Браун не оформлял с балериной никаких отношений, то после его смерти  она осталась без без средств. Все состояние мистера Брауна унаследовала его сестра, которой не было никакого дела до балерины. Так как за Спесивцеву никто уже не мог платить, она была переведена в сумасшедший дом,  так в полной изоляции и получении шоковой терапии она провела долгих двадцать два года.





Жизель Сцена безумия



Зинаида Папкович-Спесивцева, сестра балерины, находившаяся все это время в Советском Союзе, в течение долгих лет боролась с равнодушием официальных инстанций, добиваясь разрешения для своей сестры воссоединиться с родными. Но хлопоты потерпели неудачу
Благодаря вспомнившим о балерине друзьям, ее удалось в  1962 году  поселить в пансионат Фонда Льва Толстого, организованный дочерью писателя Александрой Толстой для одиноких соотечественников. Красная Жизель скончалась там в 1991 году в возрасте 94 лет.




фрагмент фильма  "Божественная Жизель" (1997).






Tags: Балет и театр, Спесивцева О.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments