Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Лидия Алексеевна Шанявская

Лидия Алексеевна Шанявская сегодня незаслуженно забыта. Между тем, именно благодаря ей имя Альфонса Леоновича Шанявского стало общественно значимым, а его надежды сбылись и претворились в жизнь.

Неизвестно когда и где родилась Лидия Алексеевна, ее родители жили в Сибири. Отец – полковник Алексей Фёдорович Родственный и мать Аполлинария Ивановнакогда-то владели золотыми приисками, но в 1870-е гг., дело было далеки
от процветания.

Ещё в конце шестидесятых и в конце семидесятых годов прошлого века Лидия Алексеевна, не бывшая тогда ещё замужем, являлась деятельной участницей в кружке молодых женщин, добивавшихся открытия доступа к высшему образованию для женщин.

Плодом совместных их усилий было открытие в 1872 г. в Петрограде женских врачебных курсов при военном министерстве.

Имя Лидии Алексеевны Родственной (девичья фамилия Шанявской) тогда уже приобрело почётную известность в кругах передовой русской интеллигенции.  *


Столкнувшись с явным нежеланием власти обеспечить широкий доступ к получению образования, особенно высшего, супруги
Шанявские, как и многие их соотечественники, приходят к мысли о необходимости создания негосударственных учебных заведений, чтобы сделать высшие ценности культуры достоянием всего народа.

«Печальная система гр. Д. А. Толстого, старавшегося всеми мерами сузить и затруднить доступ к высшему образованию, сказалась теперь наглядно в печальных результатах, которые мы переживаем, и в крайней нашей бедности образованными и знающими людьми на всех поприщах…

В 1885 г. я пробыл почти год в Японии, при мне шла ее кипучая работа по обучению и образованию народа во всех сферах деятельности, и теперь мне пришлось быть свидетелем японского торжества и нашей полной несостоятельности.
Но такие удары судьбы даже такая страна, как наша, не может сносить, не  встрепенувшись…».

А.Л.Шанявский
1905 г.

«Кроме открытия доступа к знанию всем обездоленным, не имеющим выхода в правительственные университеты, народный университет принесет еще иную возможность обществу — попробовать свои силы на работе созидательной: доселе ему поневоле была доступна лишь работа критическая».

А. Л. Шанявский



… в 1882 году, произошло закрытие Женских врачебных курсов в Петербурге…и так
как в устройстве этих курсов принимали участие близкие А. Л. Шанявскому люди,
то первой заботой его по возвращении было употребить все усилия для спасения
этого дела.

Личные хлопоты, денежные пожертвования как его самого, так и многих
именитых московских граждан, сочувствовавших делу, – всё было пущено в ход.

Но лишь в 1894 году, в день восшествия на престол ныне царствующего императора, сделанное Шанявским новое пожертвование в 120 тыс. руб. дало последний толчок делу, и оно с разрешения молодого государя возродилось под именем Женского медицинского института, ныне вполне обставленного и даже получающего субсидию от казны в 140 тыс. руб. в год.

( из биографии А.Л.Шанявского, написанной Лидией
Алексеевной)

Когда после десятилетнего существования курсы эти закрыты были военным министром Ванновским, она не опустила руки и в продолжение 12 лет неутомимо хлопотала о возрождении курсов, добившись наконец, что они были восстановлены в виде Женского медицинского института при министерстве Народного Просвещения.

Чтобы удовлетворить тяжёлым денежным условиям, которые поставило при этом
министерство, Лидия Алексеевна должна была отдать крупную долю своего
состояния.
*

.

Средства на создание свободного университета А. Л. Шанявский предложил московской городской думе. Эпитетом «вольный» решили не дразнить власти, заменив его вполне подходящим по смыслу словом «народный».
Однако Шанявский предъявил Думе четкие условия создания учебного заведения:

«Широкая доступность университета для всех желающих учиться вне зависимости от пола, национальности и вероисповедания и без требования предъявления каких бы то ни было дипломов; чтение лекций на любом языке; возможно умеренная плата за слушание лекций со стремлением к полной бесплатности занятий, как к идеалу;
организация Попечительского совета наполовину из членов, избираемых Городской думой, наполовину из членов, пожизненно назначенных со стороны жертвователя, с тем чтобы эти последние замещались самим Попечительным советом;
обязательное присутствие в совете нескольких членов женщин и нескольких лиц с высшей ученой степенью».

Однако дожить до реализации своего замысла тяжело больному генералу не довелось — 7 ноября 1905 года он скончался.

Согласно последней воле Шанявского университет следовало открыть ровно через три года после подписания завещания, то есть не позже 3 октября 1908 года. В противном случае все средства должны пойти для Петербургского женского института.

Лидией Алексеевной был собран был осенью 1905 г. кружок учёных деятелей местного самоуправления, где, при горячем её участии, выработаны были основы будущей организации университета. *



Для того чтобы уложиться в определенные завещанием сроки, организаторы вольного университета — Л. А. Шанявская, М. М.Ковалевский, князь С. Н. Трубецкой, В. Е. Якушкин, М. В. Сабашников, Н. В.Сперанский, В. К. Рот, Н. И. Гучков, М. Я. Герценштейн и другие — преодолелиневероятные препятствия. Министерство народного просвещения хотело взять подсвой контроль новое образовательное учреждение, требовало его подотчетности, права ревизии учебных курсов и состава преподавателей.

В Государственной думе депутаты-черносотенцы развернули ожесточенную травлю, обзывая народный университет «гнездом польской крамолы», «еврейским университетом» и «седалищем кадетской партии».

«Если мы санкционируем почин Шанявского, то разрушим, в конце концов, Россию».

Лидер крайне правых В. М. Пуришкевич


Идею народного университета с воодушевлением приняла либеральная интеллигенция. В Думе ее защищал П. Н. Милюков, вГосударственном совете — М. М. Ковалевский. П. А. Столыпин тоже одобрил организацию подобных учебных заведений.

Началась трёхлетняя борьба за открытие университета, чему реакционные течения 1906–1908 гг. ставили всевозможные помехи. В этой борьбе, опять-таки, Лидия Алексеевна не щадила никаких усилий.
Не обращая внимания ни на свои годы – ей уже тогда шёл седьмой десяток лет, – ни на состояние своего здоровья, она во все важные для успеха дела моменты сама являлась в Петербург, и несомненно, что, если бы не её моральный авторитет, проект университета в июне 1908 г. был бы похоронен ретроградно настроенным Государственным Советом.

Однако сколько бы сил ни отдавала Лидия Алексеевна преуспеванию университета, она не только не стремилась при этом выдвинуться на первый план, но, напротив, всегда желала, чтобы о ней говорили как можно меньше.

Только Правлению университета было вполне известно всё, чем университет обязан был труду, уму и такту и практической опытности Лидии Алексеевны. *



Наконец, Госдума санкционировала создание университета, но со значительно сокращенными правами: ректора должен был
утверждать министр народного просвещения, а программы — попечитель учебного округа. Кроме того, выпускникам не предоставляли права занимать государственные должности.

2 октября 1908 г. Университет Шанявского открыл свои аудитории для всех желающих: документы о предыдущем образовании не требовались, принимали лиц обоего пола, достигших 16 лет, вне зависимости от
социального происхождения, национальности, вероисповедания.



В 1908/09 учебном году в университет Шанявского записались: на слушание полных циклов лекций — 287 человек, на

остальные — 677. Тогда же плата за обучение на общественно-юридическом отделении составляла 30 руб. в год, на естественно-историческом — 50 руб. Интересно, что при дефиците по смете на 1909/10 год в 22 тыс. руб. руководство не
посчитало возможным покрыть его за счет повышения платы за обучение, «ввиду принадлежности большинства слушателей университета к необеспеченным классам…».

Из Прошения, с которым Правление Московского городского народного университета имени А. Л. Шанявского обратилось 27 апреля 1920 г. во
Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов

"До сведения Правления Университета имени А. Л. Шанявского дошло, что вдова основателя университета находится в настоящее время в чрезвычайно бедственном положении.
Ходом событий она, помимо своего желания, оказалась заброшенной в совершенно чужой ей город Чернигов, где терпит крайнюю нужду.

На 80-м году жизни, потеряв зрение из-за катаракты на обоих глазах, почти потеряв слух, она ютится с бывшей своей секретаршей, взявшей теперь на себя при ней обязанности сиделки, в одной крошечной комнате, освещённой настолько плохо, что по вечерам в ней не представляется возможным ничего делать.


Основой питания Лидии Алексеевне и её сожительнице служит бесплатный
обед, отпускаемый местным кооперативом.

Недостаток платья таков, что всю прошлую зиму Лидия Алексеевна не могла навещать никого из знакомых – за неимением тёплой одежды. Она затрудняется даже вести переписку, так как ей не на что купить бумаги.

Такое положение Лидии Алексеевны не может оставить Правление Университета имени А. Л. Шанявского безучастным.”  *



По свидетельству М. В. Сабашникова, известного предпринимателя, общественного деятеля и члена Попечительного совета МГНУ, прошение возымело действие: Л. А. Шанявской и её секретарше Э. Р. Лауперт выделили паёк, они переехали в Москву. Вскоре, в 1921 г., Лидия Алексеевна Шанявская умерла и была похоронена в общей с мужем могиле в Алексеевском монастыре.



*  - http://www.istina.religare.ru/article292.html

 ** - www.zarplata.ru/a-id-12858.html


 - статья "Общедоступное образование в дореволюционной России"
Tags: Женщины России, История России, Образование, Шанявская Л.А.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments