Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Ариадна Тыркова

Ариадна Тыркова-Вильямс и Гарольд Вильямс в кругу семьи. Лондон 1920-е гг. Журналист, писатель, политический деятель Ариадна Владимировна Тыркова родилась 14 ноябре 1869 г. в Санкт-Петербурге в семье мирового судьи. Окончила гимназию (гимназическая подруга Н. К. Крупской), училась на Высших женских курсах Петербурге. Член "Союза Освобождения"; арест за провоз нелегальной литературы, приговор к заключению и лишению прав (1904). Бежала в Германию, вернулась в Россию после Манифеста 17 октября 1905 г. Член Центрального Комитета конституционно-демократической партии (1906).         Вторым браком вышла за корреспондента английских газет Гарольда Вильямса (1906). Входила в Всероссийский союз городов, во время войны заведовала хозяйством в санитарном отряде ВСГ, выезжала в прифронтовую полосу. После Февральской революции член продовольственного комитета, созданного Временным Комитетом Государственной Думы. Руководила кадетским бюро печати, выбрана в петроградскую Городскую думу, участник Государственного совещания, член Предпарламента, кандидат в Учредительное Собрание. После Октябрьской революции с А. С. Изгоевым выпускала газету "Борьба", призывавшую выступать против советской власти. Участвовала в отправке офицеров на Дон. Весной 1918 г. с мужем и дочерью уехала в Англию.В 1939 г. переехала во Францию, с 1951 г. в США. Умерла 12 января 1962 г. в Вашингтоне

Я считаю себя счастливой, что столько лет жила в центре партии, по своему составу, обычаям, приемам служила показателем того, чем может и должна быть политическая партия. И у отдельных кадетов, и у всей партии, конечно, были свои недостатки. За 12 лет своего существования она сделала немало ошибок, промахов. Но кадеты приучали население, включая представителей власти, к политическому мышлению, к новой гражданственности... Они будили общественную совесть, находили выражение для новых политических и социальных потребностей, жизненность которых власть была вынуждена постепенно признать. Кадеты горели пафосом либеральным, как левые пафосом социалистическим. Это была игра, в которой все было ново - внешняя обстановка, трибуна, резонанс речей, разносившихся по всей России, открытая борьба мыслей, о которых недавно еще только перешептывались. Перед общественными деятелями, благодаря Думе, открылась возможность влиять на ход государственной жизни, на народное хозяйство, возможность помогать народу строить себе более достойную, светлую, просторную жизнь .

*

Ариадна Тыркова перед Первой мировой войной

Я была товарищем, участвовала в походах и стычках, со мной можно было жестоко спорить, на меня можно было налететь, на меня можно было без церемоний перебросить часть партийной работы, поручить мне написать статью, брошюру, приготовить доклад, выступить на митинге.

Мне уступали дорогу, придвигали мне стул, оказывали те мелкие проявления внимания, которые благовоспитанные люди привыкли оказывать женщинам. Но это нисколько не нарушало полного равенства, прелесть которого я оценила только, попав в Англию.

Там я наблюдала, как при внешнем почтении, несравненно большем, чем отдавали женщинам в России, англичанок держали за чертой, в своего рода женском гетто, которого не поколебали ни избирательные права, ни появление женщин в парламенте. Разговоров о том, что женщины существа второстепенные, я в Англии никогда не слышала. Говорить об этом было бы неприлично и не нужно. Это - само собой разумеется. Теперь это уже меняется и в Англии, хотя уверенность в мужском превосходстве еще жива.

У нас было иначе. При равной работе мы были равны не перед законом, не перед работодателем, а перед общественным мнением, особенно в тех кругах, где я жила. Я дразнила своих товарищей, что я, единственная женщина в ЦК, даю пример немногословия, служу живым доказательством, что мужчины болтливее женщин. На заседаниях ЦК я больше слушала, чем говорила, хотя вообще была разговорчива. Но мне было несравненно интереснее слушать знающих людей, чем себя. Большинство членов ЦК знали бесконечно больше, чем я, лучше меня были подготовлены к политической работе. Для меня ЦК был высшей школой политических наук. *

.

Часто выступала против меня А.М. Коллонтай, прославившаяся позже как cоветская дипломатка.

Коллонтай была светская женщина с хорошими манерами, очень нарядная и изящная. У нее была маленькая белокурая головка, тонкий профиль, милая, приветливая улыбка. Она была очень занята собой, отлично причесывалась и одевалась, что тогда было в кругах передовых редкостью. Из писательниц хорошо одевалась только Зинаида Гиппиус. Но Гиппиус моды не признавала, сама для себя ее выдумывала, а Коллонтай была модница. Когда она с трибуны произносила марксистские речи, контраст производил эффектное впечатление. Смолоду она училась петь, собиралась стать певицей, как ее сестра, известная певица Мравина. Ее хорошо поставленный, приятный голос ей очень помогал на митингах. Она была ловким митинговым оратором, без своих самостоятельных мыслей, но с большим запасом готовых марксистских истин и изречений, которыми она умело пользовалась. Помогали ее успеху и ее красота, ее нарядность. Даже противникам было приятно смотреть на эту хорошенькую даму, на ее стройную, тонкую, мастерски одетую фигурку, на ее обдуманные жесты и милую улыбку, которой она приправляла свои призывы к классовой ненависти.

.
Александра Коллонтай

Мне жизнь в партии очень много давала. Она раздвигала горизонт, приучала к ответственности, дисциплинированной работе. Приучала действовать сомкнутым строем. Много времени, внимания, сил отнимала партия, но и вознаграждала щедро. Свое место в партии я нашла, и нашла его по-женски, не подражая мужчинам. Когда надо было выяснять новые настроения, новые повороты в общественном или хотя бы только кадетском мнении, я чувствовала под собой твердую почву. Иногда догадкой, чутьем, пристальным вниманием к людям я схватывала больше, чем мои ученые товарищи, особенно больше чем Милюков.

* -Тыркова-Вильямс А. На путях к свободе, 2-е изд. Лондон, 1990. С. 388-415.

...
Обстановка Гражданской войны способствовала дальнейшей эволюции взглядов Тырковой<...> На Харьковской конференции кадетов (3–6.11.1919) Тыркова выступила с резким заявлением, предложив на время Гражданской войны выбросить «за борт» демократическую программу и прекратить тешить себя иллюзиями о якобы универсальности идей западной демократии. По ее мнению, насущной задачей являлось признание национальной диктатуры, создание «господствующего класса, а не диктатуры большинства». Фактически это означало признание полного поражения либеральной оппозиции в борьбе за демократическое обновление России.<...>
Тыркова была убеждена в необходимости и неизбежности борьбы с социалистическими партиями, поскольку «они остались на старых своих позициях». Ее не останавливала и возможность определенной реставрации; по ее мнению, хозяйственная реставрация могла даже сыграть на определенный период положительную роль. При альтернативе – монархия без социалистов или республика с социалистами –Тыркова предпочитала первый путь.<...>
"Не толпа, любопытная и пассивная, создала революцию, ее раскачали вожаки разных толков... За Февральскую революцию несут ответственность верхи: интеллигенция, профессора, адвокаты, писатели, даже генералы. Все они твердили, что дальше так жить нельзя. Но не поняли необходимости образовать сильное правительство, способное вести войну и управлять страной, отдавать приказы, заставлять себя слушаться. Они обязаны были не допустить перерыва власти. С этой обязанностью русская интеллигенция не справилась. Не в наказание ли за это история превратила ее в пыль?.. " Ариадна Тыркова
Tags: Женский вопрос, Женщины России, Тыркова-Вильямс
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments