Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Петербургская рыбалка- тоня, мотня, мережа, верша, морда




07 июля (24 июня) 1910 года

Петербургская газета

В городе

В Новой деревне на тонях событие . Вытащен остер в восемь с половиной пудов.
Когда все соседние рестораны и сады закрываются, утомленный. но ненасытный петербуржец едет на тони полюбоваться пойманным колоссом, который показывается живым и подогревает аппетит публики, чтобы последняя начала забрасывать сети.
Осетр словно чудовище... Головища здоровенная.
Подобные экземпляры давно не встречались около петербургских островов.

starosti.ru


Рыбацкая тоня представляет собой избушку, воздвигнутую на отмели: во избежание наводнения, она высоко поднимается на столбах над поверхностью воды. Рыба ловится ”мотней” саженью 300 длины и 3-4 ширины, смотря по глубине моря. Закинутая мотня опускается в море стеною, от поверхности воды вплоть до дна. Сверху мотни плавают деревянные поплавки, а снизу подвешены каменные грузила. Мотню с обоих концов тянут на берег при помощи ворота, который приводится  в движение поденщиками.

Когда закинут невод, поденщики медленно вертят ворот, ходя по кругу “в ногу”и понурив головы. Тут же на тоне, в избушке, живет и сам хозяин – старик из “осташей”, т.е. из Осташковского уезда  Тверской губернии. Он содержит несколько тоней  на взморье. 

Войдя на тоню, заметите при входе на столе доску с надписью ”Будьте счастливы, кроме осетров и стерлядей”

По обычаю, это объявление вывешивается на каждой тоне во избежание спора. Вся мелкая рыба идет закидывающему тоню, кроме осетра и стерляди, которые остаются владельцу тоней. 

Время хода корюшки и ряпушки из моря в Неву обыкновенно совпадает с цветением черемухи. Во время рыбного сезона каждая тоня вытаскивает от 20 до 40 корзин корюшки и ряпушки весом от 50 до 100 пудов.

 

Животов.Н.Н.

 

.
.

.
.

Нева была рыбной рекой и славилась невским сигом и миногами. У Петропавловской крепости, и особенно у Островов, на взморье, часто можно было видеть стоящие на якоре лодки рыбаков-любителей. Ранней весной и осенью многие ловили миногу дорожкой*.
Поперек реки забрасывали снасть с камышовыми вершами.
Рано утром можно было видеть, как рыбак стоит на носу черной смоленой лодки и быстро перебирает снасть, проверяя верши. Пойманную миногу рыбак, не оборачиваясь, бросал позади себя в лодку.


Верша
 

Весной, когда шла рыба, ставили “морды” на миногу в Большой Неве, прямо против Зимнего дворца, поближе к крепости на мелком месте. Странно было видеть убогие лодочки на фоне великолепной архитектуры.

 
Морда

В разных местах стояли тони: на Охте, у городского водопровода, на Выборгской стороне, ближе к Новой деревне, на Крестовском острове.

“Тоней” назывались постоянные места ловли рыбы. На берегу строилась деревянная платформа. На ней укреплялись два вертикальных барабана на осях метра по три высотой. Внизу, как на морском кабестане, выставлялись вымбовки – вертикальные брусья. Упираясь в них, рыбаки ходили вокруг барабана и вращали его. В реку на лодке заводили сеть, концы которой были закреплены на барабанах. Когда она была заброшена, начинали вращать барабаны, на которые наматывались веревки от концов сети. Сеть подтягивалась к берегу, а потом ее и мотню  выбирали вручную.

Около платформы стояла хибарка, куда прятались в непогоду; вдоль берега торчали колья для сушки сетей. На столбе виднелась надпись “Тоня на счастье – 3 рубля”. Это значило, что для любого, заплатившего 3 рубля, забрасывали сеть.

У тоней всегда толпились любопытные. У рыбаков можно было откупить одну “тоню”, т.е. один заброс сети, или несколько. Иногда оговаривалось, что отдается вся рыба, кроме лосося и сига. В этих случаях на “тонях” висела безграмотная вывеска:
“Тоня сдаеца, кроме ласося и сига”
.

Бывало, купивший получал улов, не только окупавший затраты, но и превышавший их. А бывало и наоборот – сеть приносила одну мелочь. Получалось нечто вроде азартной игры, и если кто заказывал тоню, то заключалось пари.
 

На тони, расположенные на Островах, любили ездить кутящие кампании. Приезжали и в экипажах, и в лодках, захватив с собой провизию и выпивку. Чаще всего эта фантазия возникала под утро, когда хотелось освежиться. Приехав, заказывали тоню и из улова тут же на костре из неочищенных ершей варили уху по-рыбацки и угощались ею.

 

М.А.Григорьев

 

.
* Дорожка - старинный способ ловли рыбы на блесну, которую тянут на шнуре за плывущей лодкой. Несмотря на кажущуюся простоту, это один из самых интересных и эффективных способов ловли для тех, у кого есть лодка. Лучше всего ловить с хорошей гребной лодки, можно с резиновой, а в последнее время распространяется и ловля с моторной со слабосильным бензо- или электродвижком. Данный метод рыбной ловли, помимо эмоциональной, дает еще и большую физическую нагрузку. Поэтому ловля на дорожку относится к активным способам рыбной ловли. Оснастка состоит из крючка, двух заводных колец, блесны, двух карабинов, металлического поводка, грузил и шнура.




Рыбацкие сети на берегу Финского залива
.

В те далекие времена в Петербурге насчитывалось 18 тоней. Из их числа особенно славились так называемые «Под елями» на Крестовском острове князей Белосельских-Белозерских, «Золотая» у Канонерского острова и тоня на Черной Речке, у одной из самых красивых дач Саввы Яковлева, ротмистра кавалергардского полка, ежевечерне устраивавшего там попойки с песнями цыган, громовой музыкой и блеском иллюминаций. Довольно известными были и тони Тулубьева у станции Финляндской железной дороги, и тони Дерябина у морской казармы на Малой Невке. И у старого сельдяного буяна, на берегу Большой Невы, у дома, принадлежавшего тем Синявиным, имя которых так дорого русскому флоту. 

Устройство хорошей тони с вбиванием свай, установкой плотов и постройкой двух домиков (в одном живут рыбаки, а второй - для приезжих посетителей), кроме лодок и неводов, ежегодно обходилось в 500 - 600 рублей.

Смотря по значимости, на тоне работали от 20 до 50 человек. Рыбаки эти не члены какой-либо рыболовецкой артели, а одинокие наемники, преимущественно с приволжских деревень. На сезон они нанимались за жалованье от 25 до 40 рублей с хозяйскими харчами. Что же ловилось тогда в светлых водах Невы и ее протоках? 

Редкий петербуржец в то время в течение лета хоть раз да не побывал на тоне с развеселой кампанией. Из числа любителей «пробовать счастье» на тоне особенно славился сахарозаводчик Александр Иванович Политковский, прозванный за расточительность и богатство «петербургским Монте-Кристо».

Рыболовный сезон начинался в мае с лова корюшки, ряпушки и миноги. Здесь надо заметить, что до открытия навигации ни одна лодка - ни рыбака, ни перевозчика, ни обывателя - на Неве появиться не могла. За этим строго следила полиция. 

Лишь только судоходство делалось свободным, как на Неве и взморье оживали тони. Во время хода рыбы на каждую тоню приходилось до 50 пудов корюшки и ряпушки, а иногда - и больше. 

Корюшка была особо любима петербуржцами. Мясо ее нежно и вкусно - и неудивительно, ведь эта маленькая, изящная рыбка «принадлежит к особому роду семейства лососевых». С ее приходом над городом надолго повисал нежный огуречный запах.

Для ловли же миноги употреблялись так называемые бураки, или морды, которые привязывались к шесту штук по 20 и опускались на дно реки. Бурак состоял из конической трубки около аршина длиною, которая делалась из бересты и лучины. Бураки опускались на ночь, их количество только в устье Невы иногда доходило до десяти тысяч. 

Изловленная минога поступала в руки «миножников». Еще живые миноги погружались в слабый рассол, в котором они тотчас же засыпали, после чего их выкладывали рядами на железные решетчатые жаровни - до сотни в каждой. Готовые миноги помещали в бочонки и обливали уксусом, сваренным вместе с перцем и лавровым листом.

  С 15 июня рыбаки начинали заниматься исключительно ловлею красной рыбы, особенно лососей, известных под названием «невских», и предпочитаемых всем другим лососям, т.е. свирским и ладожским. «У прочих лососей мясо темно-багровое с карминным оттенком, невская лососина отличается мясом нежно-розового цвета и серебристой с отливом кожей».

«Плотву же за рыбу и не считали, попавшую в невод обыкновенно выбрасывали в воду».
 

Все воды на Неве, начиная от Охты и до взморья, сдавались в аренду. И всякий желающий ловить рыбу в этом районе платил откупщику по 25 рублей с лодки. Обыкновенно на каждую лодку приходилось до десяти мереж. Мережи, как правило, изготавливались в деревне Рыбацкое - по цене 2 рубля за штуку. Опущенная на дно, мережа лежит в воде в виде колоссального конуса, напяленного на обручи. Одужье и обручи делались из рябины, которая не только упруга и крепка, но и не намокает в воде, как другие деревья.



Мережа из прутьев, предназначенная для ловли миног

 

Летом, во время рыбного сезона, рыба свозилась для продажи на рыбную биржу у Симеоновского моста

Б.Бриль "Спортивное рыболовство" №3 Март 2008 

.

И напоследок - вместо фотографии -картина русского художника Богданова Н.Г.

  
Богданов Николай Григорьевич. Рыбак с мальчиком. 1889 г.
Tags: Рыбно-икорное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments