Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

О бурлачестве или размышления об Илье Ефимовиче как фальсификаторе истории

 после прочтения дискуссии:  http://poltora-bobra.livejournal.com/220981.html

Сибирская женская каторга. Бурлачки за работой 1903 г

Ну понятно, ссылаться на свидетельства Максима Горького сейчас – дурной тон. Однако, вот уже и Репину, по утверждению некоторых современных граждан, доверия нет 

 Как известно, после написания картины “Бурлаки” И.Е. Репин подвергся критике одного из министров: 

“- Hy, cкaжитe, paди бoгa, кaкaя нeлeгкaя вac дepнyлa пиcaть этy нeлeпyю кapтинy? Вы, дoлжнo быть, пoляк?.. Hy кaк нe cтыднo - pyccкий?.. Дa вeдь этoт дoпoтoпный cпocoб тpaнcпopтoв мнoгo yжe cвeдeн к нyлю, и cкopo o нeм нe бyдeт и пoминy.” 

Говоря современным языком: “фальсифицируете Вы , Илья Ефимович, историю. Нет у нас  таких пережитков, потому как докладывают, у нас - сплошная модернизация, паровозы и пароходы”. 

Это было в начале 1870-х.  А в начале 1880-х Н.Боголюбов в “Истории корабля” посвящает бурлачеству целую статью, где указывает:

“Теперь, когда живую силу  заменил пар, оно значительно ослабло,  но нельзя сказать, чтобы совершенно  исчезло. И теперь можно встретить бурлаков  запряженных в лямки и тащащих за бечеву судно, сопровождая тягу заунывной песней больше для такта, по тем рекам, где не ходят пароходы, и на речках,  удобных для сплава только при  разливах, да и на больших реках оно  еще не вывелось”. 

Но вот наступает 20—й век, век прогресса и технических революций, а бурлачество все существует. На фотографии 1910- года в лямку впряжены уже женщины.

Женщины-бурлачки тянут баржу на реке Суре в Нижегородской губернии. 1910 г. Фотография начала XX в. фотографа З.З.Виноградова. Из фондов Государственного исторического музея в Москве.

В чем же дело? 

Патриотически настроенный современник уверенно объясняет: выгодно это было мужику ( ну и бабе – тем более), заработки, мол, были большие  “Пройдя с баржой от Царицына до Нижнего бурлак зарабатывал столько, что мог купить дом в деревне.” 

То, что заработок бурлака был большим для мужика – правда. Тут и Репина в качестве свидетеля можно использовать. Вспоминает он, как его поразила фраза одного из мужиков, признался, что 20-ти рублей ему бы хватило на всю жизнь.

Heвoльнo дyмaлocь: "Kaкoв бюджeт y этиx бoбылeй. Двaдцaть pyблeй - тaк этo кaпитaл eмy нa вcю жизнь, дa и тoт oн зapыл бы в зeмлю, дa тaк и yмep бы, никoмy нe oткpыв cвoeгo клaдa". И.Е.Репин Далекое близкое 

А вот какой резон был платить хозяину такие суммы, если содержание лошадей обходилось намного меньше, чем цена домиков в деревне? Вот с этим явная  нестыковка.

Хотя, на мой взгляд , ответ – на поверхности – человеческий труд был намного дешевле, чем лошадиный, а бабий труд –еще дешевле. 

Доля  бурлака, как видит читатель, не завидная,— труд зачастую не по силам, труд бессмысленный, притупляющий  умственные способности, всякого рода лишения и в будущем та же нужда, какая  была и при начале”- свидетельствует Боголюбов в конце своей статьи.  

Почему же не заработать было мужикам-босякам на домик в деревне? Да потому, что цена рабочей силы зависела от предложения, а желающих заработать на таких работах по всей России было в избытке. Вот и женщины уже стали составлять конкуренцию, сбивая цены солидным артельным мужикам. Женщины, как правило, оплачивались ( и соглашались на такую оплату) еще меньше, чем мужчины.

“Я никoгдa eщe нe был нa бoльшoй cyдoxoднoй peкe и в Пeтepбypгe, нa Heвe, ни paзy нe зaмeчaл этиx чyдищ "бypлaкoв" (y нac в Чyгyeвe бypлaком нaзывaют xoлocтякa бeздoмнoгo).

Пpиблизилиcь. О бoжe, зaчeм жe oни тaкиe гpязныe, oбopвaнныe! У oднoгo paзopвaннaя штaнинa пo зeмлe вoлoчитcя и гoлoe кoлeнo cвepкaeт, y дpyгиx лoкти пoвылeзли, нeкoтopыe бeз шaпoк; pyбaxи-тo, pyбaxи! Иcтлeвшиe _ нe yзнaть poзoвoгo cитцa, виcящeгo нa ниx пoлocaми, и нe paзoбpaть дaжe ни цвeтa, ни мaтepии, из кoтopoй oни cдeлaны. Вoт лoxмoтья! Bлeгшиe в лямкy гpyди oбтepлиcь дoкpacнa, oгoлилиcь и пoбypeли oт зaгapa .. Лицa yгpюмыe, инoгдa тoлькo cвepкнeт тяжeлый взгляд из-пoд пpяди cбившиxcя виcячиx вoлoc, лицa пoтныe блecтят, и pyбaxи нacквoзь пoтeмнeли... Вoт кoнтpacт c этим чиcтым apoмaтным цвeтникoм гocпoд! Пpиблизившиcь coвceм, этa вьючнaя вaтaгa cтaлa пepeceкaть дopoгy cпycкaющимcя к пapoxoдy... Нeвoзмoжнo вooбpaзить бoлee живoпиcнoй и бoлee тeндeнциoзнoй кapтины! И чтo я вижy! Эти пpoмoзглыe, cтpaшныe чyдищa c кaкoй-тo дoбpoй, дeтcкoй yлыбкoй cмoтpят нa пpaздныx paзpяжeнныx бap и любoвнo oглядывaют иx caмиx и иx нapяды. Вoт пepeceкший лecтницy пepедoвoй бypлaк дaжe пpипoднял бeчeвкy cвoeй зaгopелoй чepнoй pyчищeй, чтoбы пpeлecтныe cильфиды-бapышни мoгли cпopxнyть вниз.

- Вoт нeвepoятнaя кapтинa! - кpичy я Caвицкoмy. - Никтo нe пoвeрит! 

Дeйcтвитeльнo, cвoим тяжeлым эффeктoм бypлaки, кaк тeмнaя тyчa, зacлoнили вeceлoe coлнцe; я yжe тянyлcя вcлeд зa ними, пoкa oни нe cкpылиcь c глaз. Пapoxoд нaш тpoнyлcя дaльшe; мы cкopo нaгнaли бapкy и видeли yжe c пpoфиля и нaгpyжeннyю pacшивy и вcю бeчeвy, oт мaчты дo лямoк. Kaкaя дoпoтoпнocть!

Вcя этa cкaзoчнaя бapкapoлa кaзaлacь мнe и cмeшнoй и дaжe cтpaшнoй свoими чyдoвищными вoзищaми.

- Кaкoй, oднaкo, этo yжac, - гoвopю я yжe пpямo. - Люди вмecтo cкoтa впpяжeны! Caвицкий, Heyжeли нельзя кaк-нибyдь бoлee пpиличнo пepeвoзить бapки c клaдями, нaпpимep бyкcиpными пapoxoдaми?

- Дa, тaкиe гoлoca yжe paздaвaлиcь. - Caвицкий был yмницa и пpaктичecки знaл жизнь. - Нo бyкcиpы дopoги, a глaвнoe, эти caмыe вьючныe бypлaки и нaгpyзят бapкy, oни жe и paзгpyзят ee нa мecтe, кyдa вeзyт клaдь. Пoдикa тaм пoищи paбoчиx-кpючникoв! Чeгo бы этo cтoилo!..

 Репин Далекое  близкое

Бурлаки. Н.Боголюбов 

Под этим названием известны рабочие, нанимающиеся для службы на речных грузовых судах, и плотах.
Нужда в деньгах с одной стороны, а в рабочих силах с другой, установили издавна такой промысел, известный под названием бурлачества. Он существует на всех больших и малых реках и речках, где только высокие весенние воды дают возможность к сплаву дров, бревен, судов с грузами местных произведений, идущими в большие судоходные реки.<…>
И теперь можно встретить бурлаков запряженных в лямки и тащащих за бечеву судно, сопровождая тягу заунывной песней больше для такта, по тем рекам, где не ходят пароходы, и на речках, удобных для сплава только при разливах, да и на больших реках оно еще не вывелось.
Едва весеннее солнце начнет согревать землю, таять снег и речки начнут вздуваться, как судохозяева и плотовщики торопятся нанимать бурлаков, которые к тому же времени собираются в известных, уже издавна определившихся местах и предлагать свои услуги. Taкие места известны под именем бурлацких базаров. <…>

Волжское бурлачество, без сомнения, самое многолюдное. Большинство составляют русские; за тем татары казанские и симбирские, но они слабосильны и не охотно принимаются судохозяевами, к тому же, злы и ленивы. Потом идут чуваши и черемисы. Бурлаки нанимаются из разных губерний, верховые идут из Ярославской, Тверской и Новгородской губерний; низовые или волжские идут из Костромской, Вятской, Нижегородской, Казанской, Симбирской; Самарской, Саратовской. Владимирской, Рязанской, Тамбовской и Пензенской губерний. Последняя поставляет наибольшее число бурлаков и даже слывет в народе под именем бурлацкой.

Иные идут на все лето, предоставляя полевые работы бабам, другие на рабочую пору возвращаются домой. Большая часть народа идет в бурлаки по нужде, но многие из любви к свободе, из охоты побродить по привольным берегам кормилицы-реки, почему нередко между бурлаками можно встретить и бездомного бродягу и пропившегося дьячка, либо пономаря, мальчиков лет 13—15 и стариков лет под 60.<…>

Некоторые догадливые и расчетливые хозяева, зная время, когда крестьяне более нуждаются в деньгах, идут сами в деревни для найма бурлаков и соблазняют их задатками, устанавливая цену, торгуются, норовя конечно надуть друг друга и составляют договор в волостных правлениях, а скрепляют в кабаке, гдe же больше? Бедняк, конечно, возьмет меньшую цену, за то справный домохозяин упорен и возьмет дороже.

Бурлацкие артели составляются от 10 до 40 человек, на 900 и 1000 пудов грузу; на верховьях, цены выше чем на низовьях Волги. Бурлаку, конечно, неизвестен настоящий вес нагруженного товара, а выгода хозяина: показать его меньше действительности; таким образом начинается надувание бурлаков, которые, если смекнут дело, то норовят в свою очередь непременно поприжать хозяина; иногда даже отказываются и не возвращают задатка, который пошел уже на разные расходы по дому и уплату податей. Хозяин волей-неволей сдается и набавляет цену, ибо преследование бурлака обойдется дороже, да и на будущее время повредит его кредиту в бурлацком сословии.

Пища бурлаков редко бывает хозяйская. Судохозяева избегают ряды на их харчах; бурлак редко бывает доволен, как его ни корми. По этому, при договорах их рядят на бурлацком продовольствии; в таком случай бурлаки выбирают из своей среды артельщика и строго следят за его действиями, ибо редкий артельщик не норовит обчесть бурлака или закупкой дурной провизии, либо обмером или обвесом. С плутами у них короткая расправа, они требуют от хозяина заработанные им деньги и пополняют недочет, а при случай отпотчуют и потасовкой. Если же артельщик ведет дело добросовестно, то при окончании плавания бурлаки дарят ему рубль и два на лапти. Едят они три раза в день, завтракают, обедают и ужинают. Утром едят мясо, по большей части похлебку с солониной, в обед саламату или кашу с примесью мяса, в ужин тоже похлебка с мясом. Бывало, когда противные ветры замедляли ход судна и бурлаки выходили из расчета, запас мяса истощался, в таком случае они продовольствовались мурой — род похлебки из пшена, водки и соли. Для варки кушанья они держат кашевара, обыкновенно мальчишку лёт 14 —15, который удовлетворяет их незатейливым вкусам и успевает изготовить пищу ко времени, хотя бы их было 100 человек. Любопытно смотреть на порядок в артели: мясо крошится на куски; вокруг огромной деревянной чашки садится человек 8 — 10, между которыми один непременно наблюдает за тем, чтобы ни кто из возседящих не захватил лишнего куска. Если бы случилось, что словивший два куска не скинул лишний обратно, — немедленный удар ложкой по лбу напоминает ему об условии равенства между товарищами; поэтому во время еды соблюдается удивительный порядок и мерное опускание ложек, одновременное прихлебывание и прикусывание хлеба поразительны.
Если бурлаки тянут лямку, то работа, за исключением времени отдыха во время еды, продолжается во весь день от восхода солнца до заката <…>

Заработки бурлаков весьма неопределенны. Нанимаясь на путину, бурлак идет, как говорится, на авось. Не будет противных ветров, не обмелеет река и не обсохнут перекаты (в 1848 г. по причине мелководья к Архангельску пришло только 50 барок вместо 1200), бурлак проедает меньше денег и идет во вторую путину,—а как задует противный ветер, да сгонит воду так, что надо дожидаться пока она прибудет или тратить время на перегрузку (паузка), тогда бурлаку приходится так плохо, что он идет домой пешком.<…>
Бывали и такие случаи, что хозяин, что бы поприжать бурлаков уверяет их, что потерял их паспорта, а в действительности бросил их в воду с предусмотренным расчетом. Зато же и бурлак норовит выместить хозяину его прижимки. В пути бывают разные неожиданности, потечет на пример барка—надо выгружать товар чтобы уберечь от подмочки — тут бурлаку сенокос — он требует с хозяина что захочет. Вообще, если хозяин добрый - и бурлак услужлив; если же он прижимает — и бурлак тароват на отместку; ему нипочем и удрать из артели.

Казалось бы, что может приманить к такой невеселой и тяжелой жизни? Но бурлаки по большей части не отказываются от этого тяжелого и тупоумного промысла. Рутина, слабая надежда на небольшой заработок, а более разгул на пристанях и ожидаемое приволье на просторе — вот причины, по которым наш крестьянин идет бурлачить. Всмотритесь в бурлака дома и на воде — это два неузнаваемые человека. Дома он смирнее овцы, тогда как на пристанях, да еще в таких многолюдных сборищах каковы бывают в Астрахани, Нижнем, Рыбинске, где за ними не возможно усмотреть —бурлак есть первый задора, первый нарушитель тишины и порядка. Тут бурлак отдыхает после долгого странствия; барка его стоит неподвижно; товар еще не сдан, выгрузка не начиналась, делать значит ровно нечего, а кабаков больше чем потребно, как же миновать кабак? — Ни как не возможно, ну, а как выпил лишнюю чарку—тут и пошел буянить, тут уж и море по колено!
Отведя барку до места, покутив вдоволь на пристани, конечно если все шло благополучно и бурлак не прохарчился, он возвращается восвояси, кто на пароходах, кто на лодках покупаемых односельчанами артельно, а бывает и так, что стянут лодку потихоньку—и скорее на утек и это случается нередко, да оно и дешевле чем покупной способ. Если же нет денег, то в крайности бурлаки идут пешком, а бывает что и побираются Христа ради.<…>

Доля бурлака, как видит читатель, не завидная,— труд зачастую не по силам, труд бессмысленный, притупляющий умственные способности, всякого рода лишения и в будущем та же нужда, какая была и при начале, а потому надо радоваться, что пароходство вытесняет этот тяжелый промысел и дает возможность сохранить рабочие силы простолюдина для земледелия; да и в нравственном смысле выгода очевидная, ибо в деревне крестьянину не представляется столько соблазна и поводов к распущенности как на бурлацком промысле.

 

  Из "Истории корабля" Н. Боголюбова, изданной в 1880 г
 oldriver.ru/Publications/Papers/Items/BogolubovTxt13.shtml
 



 

Tags: Женский вопрос, История России, Народ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments