Елена (ljwanderer) wrote,
Елена
ljwanderer

Categories:

Полицейский, будь спокоен...




Полицмейстер 3-го отделения
В.П.Палибин
около 1905 г. Булла



Полковник, пристав
2-го полицейского участка
Спасской части  (наб.Фонтанки,63) Н.П.Спиридонов.
1913 г. Булла
 

Полковник, полицмейстер
4-го отделения Петрограда,
заведующий хозчастью управления Петроградской конно-полицейской стражи В.Ф.Галле
1915 г.





Генерал-лейтенант, градоначальник Петербурга 
Н.В.Клейгельс
1902 г. Булла

Город был поделен на 12 полицейских частей. Полицейская часть  делилась на участки, возглавляемые полицейскими приставами. Участки делились на околотки, за которые отвечали околоточные надзиратели ( их еще называли квартальными). Околотки делились на посты, непосредственное место службы городовых. К 1903 году в городе было 39 участков, 93 околотка и 705 постов.

Посты располагались на улицах таким образом, чтобы дежуривший городовой мог видеть своих коллег на соседних постах. Каждый пост обслуживался тремя городовыми посменно.

 - Господин городовой! У меня сейчас ограбили часы.

 - Ну-у?! – сказал городовой - Прыткий народ…

 - Городовой!<…>Отчего же вы его не догоняете?

 - Кого? – удивился городовой.

 - Да того, который часы у меня отнял!

 - А где он у вас отнял?

 - Да вот около этого желтого дома, где фотографические карточки выставлены.

 - Где карточки? Так это не мне нужно ловить! Это вот того городового попросите, который стоит вот видите, вон там! Он в один момент поймает вашего жулика.

Из Аркадия Аверченко

 

Городовых в и околоточных надзирателей готовили в специальной школе при резерве столичной полиции, где обучали основам законодательства и разным другим знаниям, как, например, родовспоможению в неотложных случаях.

Полагалось городовому быть “благообразной наружности, крепкого сложения и беспорочного поведения. Православного вероисповедования. И чтоб – не гугнивец, не картавец, не заика. Не молокосос ( не младше двадцати пяти). С острым зрением, не глуп и сметлив. И ростом – не ниже двух аршин шести вершков ( 170 см)”

Становились городовыми “по вольному найму”, платили им 310-430 рублей в год. Околоточный пристав получал уже 650-800 руб. в год, участковый пристав – 2100-2300, градоначальник -12 000. Помимо этого были доплаты – 25 руб. в год на обмундирование,плюс квартирное довольствие, плюс оружие.

Через 7 лет безупречной работы – прибавка к жалованию, через 20 лет –единовременное пособие, через 30 лет – пенсия.

на снимке - городовой Николаев. 1900-е гг. Булла

 

Самая главная деталь внешнего облика городового – бляха с индивидуальным номером, приколотая на головном уборе. Одевались городовые в темно-зеленые с оранжевым кантом суконные шинели, зимой – с барашковым воротником. Летом - в фуражке, зимой – в круглой бараньей шапке и башлыке. Летом – сапоги, зимой – валенки и ярко-синие шаровары. Вместо шинели в теплое время  мундир, в жаркое – белый китель, в дождь – черный непромокаемый плащ. Вооружены –шашкой на черной портупее,  револьверы на оранжевом шнуре системы “Смит и Вессон”.

 



  Форма одежды городовых и конюхов конно-полицейской стражи образца 1899 г.
(  фото -1903 г.
)


Несмотря на то, что городовые зачастую работали в одиночку (для вызова подкрепления служил свисток), каждый из них был весьма опытным бойцом. Помимо того, что городовые имели здоровое телосложение и были вооружены, полиция губернских городов проходила дополнительное обучение рукопашному бою: кулачному (или боксу), джиу-джиутсу (с 1905 года), а также приемам для самообороны и силового захвата злоумышленника. Молодого городового не допускали к несению службы, если он плохо владел приемами борьбы. На экзамене ему приходилось скручивать «преступников», наносивших удары кулаком, нападавших с палкой, ножом, револьвером, а также демонстрировать умение в одиночку поднимать пьяного с земли.

И тем не менее,

“…полиция не пользовалась в народе уважением, ее не почитали и попросту презирали. Простой люд видел в них грубых насильников. Они могли ни за что посадить в кутузку, заехать в зубы, наложить штраф, чинить препятствия…”

Из Дмитрия Засосова и Владимира Пызина 

 

«Это министерство действительно тепленькое, писал С.Минцлов, рассказывая о питерской жизни начала XX века.Неопытные люди диву даются: чины полиции содержание получают не ахти какое, а живут отлично, одеты всегда с иголочки. Пристава — это уже полубоги; вид у них по меньшей мере фельдмаршальский, а апломба, красоты в жестах!.. Гоголевские именины в день своего ангела и на Онуфрия еще во всей силе... Портные, переплетчики, сапожники — все цехи работают даром на полицию: это уже всероссийский закон — его же не перейдешь!» 

Одним из правил легковым извозчикам запрещалось брать больше двух седоков. И если городовой замечал третьего лишнего в пролетке, он немедленно доставал свой блокнот, чтобы записать номер нарушителя. А затем происходила стандартная сцена. Извозчик вопил «Берегись!», а не «Поберегись!», как обычно кричали пешеходам. Это служило своеобразным знаком, вслед за чем ванька бросал под ноги городовому монету не меньше чем в 20 копеек. А страж порядка наступал на нее ногой и ждал удобного момента, чтобы поднять. Инцидент можно было считать исчерпанным.  


Канцелярия 2-го полицейского участка Спасской части ( наб.Фонтанки, 63) 1913 г.Булла

Куда больше городовые зарабатывали на страхе перед ночевкой «под шарами». В те времена полицейские участки располагались в одних зданиях с пожарными командами, на крышах которых, на каланчах, поднимали сигнальные шары, чтобы оповестить соседние участки о пожаре и его размерах. Так что всем попавшим в участок за пьянство или непотребное поведение на улице предстояло ночевать именно под шарами.

 Судя по описаниям современников, этот вид полицейского сервиса не пользовался большой любовью у подданных империи: камеры были невероятно грязны и кишели насекомыми. Ничего странного в этом не было. Санитарный надзор входил в компетенцию полиции, но сама себя она, понятное дело, не проверяла. Так что желающих побывать в подобных условиях, да еще в компании с уголовниками, находилось немного. Чем и пользовались городовые. Заметив выпившего или сквернословящего представителя «недостаточных сословий», они задерживали нарушителя и обещали препроводить его «под шары», после чего чаще всего тут же получали отступные.
*

Ничего удивительного, что первыми жертвами февральской революции стали городовые – “прислужники царского режима”, а вместо полиции появилась народная милиция.

 

Арест и конвоирование переодетых городовых у Технологического института
на Забалканском проспекте в феврале 1917 г. фото Я.В. Штейнберг

  
Дух свободы...К перестройке
Вся страна стремится,
Полицейский в грязной Мойке
Хочет утопиться.
Не топись охранный воин, -
Воля улыбнется!
Полицейский! будь покоен, -
Старый гнет вернется...


Саша Черный
 
   

*  «Исторический очерк образования и развития полицейских учреждений в России».

Tags: История России, Коррупция, Полиция
Subscribe

  • О Российской Империи

    В доме русского почт­мейстера меня ждали гостеприимство и прекрасно накрытый чайный стол. Я редко встречала людей, от которых бы веяло силой и…

  • О корейской армии и русских инструкторах

    Вот как об этом рассказывает в своей статье Роберт Нефф . В конце 19 века Корея была в процессе модернизации, и корейские военные не были…

  • О переселенцах в Приморье

    Главной целью моего визита в русскую Маньчжурию было личное исследование острого вопроса о положении корейцев, нашедших убежище в России, число…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments