?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Всем известно, что в двадцатом веке психологи доказали, что человек по своей природе – не убийца. Гипнотизеры демонстрировали публике опыты, когда человек, даже под сильным гипнозом, не мог выстрелить в другого человека. В исследованиях насильственных преступлений, оказалось, что 95% из них совершаются мужчинами, и только 5% - женщинами.Однако, на войне людям приходится убивать, от способности уничтожать врага зависит эффективность армии.




Подполковник Дейв Гроссман, психолог американской армии, приводит в своих исследованиях открытие, сделанное одним из военных историков Маршаллом (S.L.A. Marshall). Маршалл в ходе общения с ветеранами Второй Мировой войны установил, что лишь не больше 20 процентов из них, стреляя, целились в противника во время боя. Историк предположил, что страх убийства оказался сильнее страха быть убитым. Это подтвердилось исследованиями посттравматического синдрома , которым страдали участники Второй мировой войны, даже среди узников концлагерей, страдающих синдромом было меньше, чем у тех, кто был на передовой.



Дальнейшие исследования показали, что в воздухе более 50% сбитых американскими летчиками самолетов противника приходилось на 1% летчиков. Там, где противник не воспринимается в лицо ( артиллерийский обстрел, бомбардировка, танковый бой) эффективность уничтожения врага оказалась выше, чем пехотный бой или авиационные дуэли истребителей. Исследования также показали, что во время опасности или гнева у людей отключается работа лобных долей, в этот момент у них, как и у животных, работает средний мозг. Если боевое подразделение ведет непрерывно боевые действия в течение 60 дней, то 98% личного состава могут сойти с ума.


Пентагон стал работать над задачей повышения эффективности войск, финансируя исследования по психологическому тренингу и разработки новых методов подготовки солдат.

Первой стадии такого тренинга является “десенсибилизация” убийства. При помощи муштры и психологических методов достигается максимальное подчинение солдата командирам. На второй стадии осуществляется переход к выработке рефлексов, когда солдат стреляет, не раздумывая. На третьей - отрабатывается механизм отрицания убийства, при котором солдат утверждается в мысли, что он не сделал ничего негуманного, что он будет вознагражден за убийство врага, а враг – нечто неодушевленное, напоминающее мишень.


Эффективность такой подготовки показала Вьетнамская война, благодаря только замене обычных мишеней на внезапно выскакивающие человеческие муляжи на отработке стрельбы принесла уже 95 % стреляющих в противника солдат.
Так появилась наука убивать – киллология (”Killology”), во главе которой стоит подполковник армии США Дейв Гроссман.













Если первые две стадии подготовки увенчались успехом, то третья оказалась полным провалом. Оказалось, что снижение количества людей, не желающих стрелять на поле боя, не означает снижение стресса.

Влияние стресса войны на человеческую психику впервые стало проблемой после Первой мировой войны тысячи людей испытали на себе то, что сегодня называют посттравматическим синдромом. После войны во Вьетнаме появился термин “вьетнамский синдром”, затем- Афганский и Иракский синдромы.



Напряженный темп современных военных операций не дает солдату длительных передышек. “Страх, утомление, ненависть, ужас и несовместимая с этим задача убить противника, в конечном счете, затягивает солдата в глубокое болото вины и ужаса, увлекающее его за ту тонкую грань, где его ожидает безумие”

По окончанию Первой мировой войны 11.600 британцев были помещены в психиатрические лечебницы. В 1939-м году уже 40.000 британцев получали пенсии по поводу полученных на войне психологических травм. В период между последними войнами США пришлось потратить миллиард долларов на психиатрическое лечение ветеранов.

Психологи отмечают очевидный факт: ценой повышения эффективности уничтожения врага стало увеличение посттравматического стресса у ветеранов, участвующих в сражениях, испытывающих подсознательное чувство вины за убийства. Войска, которые участвовали в сражениях ( т.е. совершали убийства или предполагают, что совершали убийства) имеют значимо более высокий процент диагностируемого синдрома.




Возможность интеграции ветеранов в общество пока еще плохо изучена, сам синдром часто диагностируется лишь после многих  мучительных  лет жизни, после того, как человек решается обратиться за психиатрической помощью. Считается, что синдром излечить нельзя, его можно только контролировать.

В среднем вьетнамский синдром поразил 31% мужчин и 27% женщин, бывших в то время лишь вспомогательным персоналом. По данным 2002 года было подсчитано, что более трети ветеранов-женщин, побывавших в Ираке и Афганистане, страдают посттравматическим синдромом. Несмотря на то, что американцы, когда либо служившие в армии, составляют всего 1%, они составляют 20% тех, кто совершает суицид .Отдел по делам ветеранов сообщает, что в стране каждые 80 минут ветераны армии (мужчины и женщины) заканчивают свою жизнь самоубийством

Чтобы убить человека особенная сила не требуется, нужно всего лишь нажать на курок, поэтому, если что-то и делает женщину менее эффективной, чем мужчина, так это отличие ее психики.
Если основная причина мужчин с синдромом это - воспоминания о том, что они убивали, то женщинам достаточно нахождения в агрессивной среде, в ежеминутной готовности убивать и быть убитой.

Вспомогательные подразделения армии говорят о том, что в условиях острой нехватки мужчин без женщин они уже не справляются. Однако, попав в армию, женщина становится солдатом, судьбой которой распоряжается армия. Даже находясь во вспомогательных частях , независимо от изданных и подписанных документов, запрещающих подставлять женщин под риск, женщины оказываются в зоне риска, а часто - и в зоне боя.



В апреле 2007 года одна из машин конвоя
82-й воздушно-десантной дивизии США,
который сопровождала 19-летняя медсестра из Техаса
Лин Браун,
подорвалась на мине.
Пятеро находившихся в ней военнослужащих были ранены.

Девушка оказала всем пятерым помощь и вывела каждого из зоны боя, прикрывая собой.
При этом каждый раз под обстрелом ей пришлось преодолевать расстояние 100-200 метров.
Лин Браун была награждена Серебрянной звездой.




Изучение модели поведения подопытных крыс показало, что самки и самцы переносят стресс по-разному. Самцы вырабатывают более сильные реакции на источники стресса ( они быстрее ответно реагируют ), в то время как самки лучше запоминают этот источник, чтобы заранее распознать его в следующий раз.

Хотя такое поведение самок может иметь свои преимущества в будущем, оно является виновником того, что женщины помнят плохое гораздо дольше, это заставляет их вновь и вновь переживать трагические моменты гораздо чаще мужчин.

Исследователи считают, что сильные мужские реакции, возможно и спасают мужчин от развития синдрома.

В лабораторных исследованиях мужчин и женщин выяснилось, что женщины реагируют гораздо более негативно в межличностных конфликтах.

Обычно женщины показывают большую частоту и интенсивность отрицательных эмоций, больше модуляций страха, спонтанных реакций, что и делает женщину более подверженной посттравматическому синдрому.

Процент женщин, участвовавших в последних военных операциях и пораженных синдромом, больше ( 23%), чем процент мужчин ( 18.6%)

Сторонники присутствия женщин на поле боя называют эти цифры незначительно отличающимися.
Однако на сегодняшний день известно, что только 1% женщин непосредственно задействовано в наземных операциях (то есть, участвуют в убийстве) остальные, в отличие от мужчин, получают стресс и развивающийся синдром еще только при наблюдении за процессом.




Анджел Харрис вернулась из Афганистана беременной и, как и множество ветеранов, с посттравматическим синдромом, на установление диагноза которого потребовалось 6 лет.
Если то, что у нее будет ребенок можно было определить простым тестом на беременность, наличие посттравматического синдрома распознавалось не сразу.

В кафе, где она давала интервью, она выбрала столик, за которым она бы могла сидеть не спиной к двери и наблюдать за окном. Она не смогла объяснить, что она пыталась там разглядеть, возможно, снайпера или террориста.

Харрис была первым фотографом- женщиной, которой в ее 34 года разрешили работать в горячих точках. “Я раньше работала барменом и ничего не боялась. Теперь же я иногда боюсь выйти из дома” – рассказала Харрис. Харрис снимала в Кососо и Афганистане, за это время она растеряла свое бесстрашие, превратившись в измученного солдата.



Она покинула армию и окунулась в другой мир, где была любовь и замужество, но счастье длилось недолго. В ее голове засела мысль, что в любой момент и в любом месте ее кто-нибудь может убить, и она должна быть готова этому противостоять. Начались проблемы с алкоголем и во взаимоотношениях с мужем.

Но тут началась афганская война и ее призвали снова. Все стало на свои места, она была такой же, как и другие солдаты, живущие под страхом смерти. Ее память фиксировала все трагедии, которым она была свидетельницей и навсегда закрепляла, чтобы потом их возрождать вновь и вновь. Эти картины и сейчас не покидают ее.

Открытие того, что она беременна было неожиданным  и покрыло ее общественным презрением и позором.
В обществе, где планированию семьи учат со школьной скамьи, решение забеременеть воспринималось, как предательство и трусость, желание сбежать с фронта. Она ушла из армии за месяц до рождения ребенка с верой в то, что она предала страну и тревогой о том, как скажутся на будущем ребенке стресс, алкоголь и таблетки от малярии, которые она принимала.

После рождения ребенка первое, что она сделала, это - поставила решетки на двери и окна. Один из симптомов стресса - человек не может сохранять хорошие отношения с близкими, проявляет агрессию в семье, брак распадается, женщины не могут наладить общение с собственными детьми и окружающими - родственниками, соседями, товарищами по работе. 

В случае Харрис, забота о ребенке была возведена в экстрим. Е
й все время казалось, что ему что-то угрожает. В каждой валяющейся банке на дороге она видела возможные мины,  в толпе чудились террористы, она перестала  отпускать от себя сына, не пускала даже на прогулку с близкими людьми. При этом она разрывалась между безграничной заботой о нем и желанием вернуться на войну, где люди ведут себя по-умному и не кажутся сумасшедшими.

Любовь к сыну все же победила и в минуты прояснения она обратилась за помощью. Затем были муки хождения по инстанциям, где нужно было доказать, что ее психологическая травма была получена в связи с ее присутствием на поле боя, только в этом случае армия оплачивала лечение. Лечение помогло взять себя в руки, и она стала отпускать от себя сына, устроилась на работу охранником тюрьмы, но не избавилась от желания вернуться туда, где она чуть не сошла с ума.




Фотография этой девушки не сходила со страниц журналов и газет. Она - доказательство того, что женщины не хуже мужчин сражаются в бою. Ее знает не только вся страна, но весь мир, ведь Ли Анн Хестер награждена Серебряной медалью.

В марте 2005 года две женщины ( Ли Анн Хестер и Эшли Пуллен ) и восемь мужчин – команда полицейских Национальной гвардии - патрулировали Багдад. В этот раз проезжающий по городу конвой был атакован вооруженной группой из 50 человек, которые намеревались захватить заложников. На одного военнослужащего было шесть нападавших.
Сержант Ли Анн Хестер убила по крайней мере троих нападающих, прикрывая отход вместе со своим командиром.

Другая девушка Эшли Пуллен сначала подавляла огонь противника, а затем бросилась под огонь на помощь раненному товарищу, и закрыла его своим телом. Командой было уничтожено 27 нападавших.
Хестер была награждена серебряной медалью, Пуллен – бронзовой.
Через год после этого события Хестер рассказывала репортерам: “Я возвращаюсь к этому дню не меньше, чем пару раз в день, каждый день, наверное, я буду вспоминать его всю свою жизнь. Эта картина всплывает перед моими глазами каждую ночь, когда я ложусь спать."

Хестер уже давно не дает интервью, какое-то время после возвращения домой она работала в полиции, но в мирной жизни себя не нашла, жила одна с двумя собаками, потом снова написала рапорт с просьбой о возвращении в армию.


Эшли Пуллен поступила в Национальную гвардию в возрасте 17 лет, чтобы иметь возможность платить за свою учебу и помогать родным. Она выбрала военную полицию, так как считала, что это – место, на котором можно быть как можно ближе к фронту: “Мне всегда нравилось быть вне дома и служба в военной полиции казалась мне самым агрессивным из того, чтобы я могла делать”. Эшли Пуллен признана инвалидом с диагнозом посттравматический синдром.

Не прошло и пяти месяцев после возвращения сержанта Джун Мосс из Ирака домой, как началось ее другое сражение . Ужасы войны – обезглавленные тела, сожженные трупы, разрушенные здания - преследуют ее в мирной жизни.
Джун  стала чересчур тревожиться за своих детей, ей все время казалось, что кто-нибудь обязательно попытается их украсть или взять в заложники. В то же самое время она чувствовала себя не в силах выходить из дому, ходить на работу и посещать супермаркет, где ей все время мерещились прячущиеся террористы. Все закончилось тем, что она перерезала себе вены. Джун Мосс была спасена и направлена на лечение.

Солдат должен воевать, он должен беспрекословно выполнять приказы, даже, если они противоречат его безопасности, его внутренние потребности должны быть подавлены или подчинены общей цели, он должен работать, как винтик в хорошо слаженном механизме и не давать сбоев.

Исследования военных психологов, произведенные Пентагоном, показали, что развитие посттравматического синдрома усиливается со вторичным призывом военнослужащего в зону конфликта, многократное использование военнослужащих в зонах военных действий ведет к психическим расстройствам.


Окончание: Обреченные на борьбу

Предыдущие части:

1.Если женщина хочет ...
http://ljwanderer.livejournal.com/213046.html

2. О гендерном равенстве
http://ljwanderer.livejournal.com/213598.html


Читать по теме:
   http://www.killology.com/art_beh_solution.htm
http://www.military.com/NewContent/0,13190,Defensewatch_032805_Scharnberg,00.html
http://findarticles.com/p/articles/mi_m0KNN/is_33/ai_n6082838/
http://www.cosmobaza.ru/node/798
http://nationalsecuritypolicy.blogspot.com/2006/03/psychology-behind-killing-brief.html
On Killing: The Psychological Cost of Learning to Kill in War and Society Lt. Col. Dave Grossman 

http://www.healthyplace.com/Communities/Anxiety/news/ptsd_female_veterans.asp
http://www.military.com/NewContent/0,13190,Defensewatch_032805_Scharnberg,00.html
http://right-thinking.com/2012/03/13/the-stresses-of-combat/
http://www.military-quotes.com/forum/ready-kill-t54719.html
http://articles.latimes.com/2011/apr/09/nation/la-na-ptsd-women-20110409

http://edition.cnn.com/2011/12/13/health/iraq-female-veterans-ptsd/index.html
   

Comments

( 23 comments — Leave a comment )
veldandi
Mar. 30th, 2012 02:10 pm (UTC)
На третьей - отрабатывается механизм отрицания убийства, при котором солдат утверждается в мысли, что он не сделал ничего негуманного, что он будет вознагражден за убийство врага, а враг – нечто неодушевленное, напоминающее мишень.

Вот это, на мой взгляд, и есть страшнее всего.

Мне кажется, сейчас это обкатывается через массовую культуру и в других областях - как отрицание подлости, отрицание прямого обмана, отрицание равнодушия, отрицание жёстокости, отрицание самого отрицания, наконец.
Возникает уже бытовое двоемыслие.
Когда вещь или действие есть, а понятия для него нет. Или понятие "не так травматично".


Вероятно, переименовывания понятий - из этого же ряда.

убийца, душегуб → киллер
шлюха, проститутка → путана, ночная бабочка
наркотики, наркота → "порошок", "травка"
убить, лишить жизни → замочить
выпивать → гудеть
напился → "устал", "хороший"
аквалангист (занятие, подвергающее опасности) → дайвер (нечто престижное и безопасное)
продавец, торгаш → менеджер

И наборот:
доброволец (человек, делающий жесты доброй воли) → волонтёр (значение понижается)
ljwanderer
Mar. 30th, 2012 07:35 pm (UTC)
Да, верно, про двоемыслие Вы точно подметили. Именно так и происходит. Перед тем как сделать этот пост читала разные обсуждения темы войны американцами. Резанула фраза одного американца- патриота, воевавшего то ли в Ираке, то ли в Афгане о том, что он "наверное. много людей убил, но они же все были врагами". Вот такая у них полная уверенность. Потому и убитое гражданское население - это не чьи-то дети и жены, это - сопутствующие потери
livejournal
Mar. 30th, 2012 02:27 pm (UTC)
3. Заточенные на убийство
User mila_pavlova referenced to your post from 3. Заточенные на убийство saying: [...] Оригинал взят у в 3. Заточенные на убийство [...]
idealist_t
Mar. 30th, 2012 02:41 pm (UTC)
Очень интересно. Материал впечатлил.
Существует весьма распространённое мнение, что женщины более стойкие: к боли, к невзгодам. Возможно, это ошибочно.
Ни разу не читал ничего похожего о ветеранах Великой Отечественной. И, может быть, такие материалы даже не существуют. А может, многое зависит и от характера войны. Всё-таки немцы были врагами, и было ожесточение против них.
ljwanderer
Mar. 30th, 2012 07:52 pm (UTC)
Думаю, что насчет выносливости, это-правильно. В ленинградскую блокаду почему-то первыми в семье погибали мужчины. А вот насчет боли - нет, у женщин порог боли ниже. Вероятно, поэтому они раньше, чем мужчины распознают боль и обращаются к врачу, а мужчины- слишком поздно, когда уже трудно помочь .
Про ветеранов ВОВ - слышали, но не ассоциировали с синдромом, потому что в ту пору его так не называли. Ведь тоже было - и пьянства вернувшихся героев, и распады семей, и неготовность к мирной жизни, желание вернуться туда, где опять можно рисковать собой...
А женщины, пришедшие с фронта, они тоже были несчастны, их мучили воспоминания, у многих не сложилась личная жизнь - это все признаки расстройств, которые стали изучать и о которых стали говорить только сейчас.
Книга Алексиевич о женщинах как раз несчастных забытых героинях.
http://www.a-z.ru/women_cd2/12/12/i80_235.htm
Как выживали в то время без психологической реабилитации? Плохо выживали, наверное люди были психикой крепче немного.
А от характера войны подсознание, наверное, не зависит.
Сила воли - да, сознание необходимости убивать и жервовать собой - да. Но стресс-то все равно будет развиваться. Сколько людей, прошедших через войну, не могли спокойно спать, возвращаясь к тем страшным дням.
Например, блокадники не могут слышат стук метронома, у многих сердечные приступы случались из-за этого.
abzads
Apr. 5th, 2012 05:56 pm (UTC)
У мужчин быстрее обмен веществ, поэтому они хуже женщин переносят голодание. Любой жене известно, что вернувшегося мужа нужно в первую очередь покормить ;)

На переживания после войны влияет, думаю, в значительной степени общественное сознание войны. Когда она - Великая Отечественная, навязанная чужими, это одно. Другое, когда она неизвестно для чего.
(Deleted comment)
ljwanderer
Mar. 30th, 2012 07:59 pm (UTC)
Я не могу судить , как специалист. но мне кажется, что все-таки, гипноз отключает мозг и подавляет волю, в этом его суть. Люди, которые были загипнотизированы, выполняли разные команды гипнотизера, доказывая, что они - в его воле. Только с пистолетом опыт не получался. Не уверена, что это из-за "убеждений" .
alex_nik
Apr. 5th, 2012 12:30 pm (UTC)
Гипноз не трогает базовые ценности. Гипнотизер может их обмануть, но изменить нет.

Вообще вся статья явно полна передергов и видимо отражает ихнее, фашисткое по сути и двуличное общество.
"Если боевое подразделение ведет непрерывно боевые действия в течение 60 дней, то 98% личного состава могут сойти с ума."
Вспомним наши партизанские отряды, вспомним боевиков в Афгане, и т.д. в общем сходят с ума явно только американцы.
ljwanderer
Apr. 5th, 2012 04:36 pm (UTC)
<Вспомним наши партизанские отряды, вспомним боевиков в Афгане, и т.д. в общем сходят с ума явно только американцы.>

А что, данные по ВОВ есть? Кто-то занимался наблюдением за психическим состоянием?Афганский синдром - реальность.

Есть еще момент - спирт, он дает разрядку. У американцев такой практики нет.
Борьба с синдромом при помощи алкоголя тоже спасает.
Ну, спивались фронтовики, возвратившиеся с фронта - почему - ответа не было, никто этим не занимался.

Еще один момент, у русских. в отличие от американцев, война была освободительная: либо они -тебя, либо ты - их. Русскому солдату не нужны были треннинги, он своими глазами убеждался, что убивает зверей, а не людей.
alex_nik
Apr. 5th, 2012 07:37 pm (UTC)
Нет таких данных я не встречал. Впрочем нигде в воспоминаниях я также не встречал чтобы люди сходили тогда с ума (за исключением отдельных случаев). И даже в Блокаду, когда почти три года сотни тысяч людей находились за пределами того что можно выдержать, и вели постоянные бои, и то таких случаев практически не было. Они же пишут про 98%, ну не смешно ли? И афганского синдрома тогда не было. А вот в афгане был. Видимо потому что там войну не все понимали, зачем и за что ведут.
ljwanderer
Apr. 5th, 2012 08:55 pm (UTC)
<Нет таких данных я не встречал. >
Так этим никто не занимался. Не до того было. Мучились люди кошмарами, война снилась, срывались на близких. уходили из семей, могли убить кого-нибудь в споре, могли самоубиться - все это сейчас называется ментальными расстройствами, поведение, которое может быть скорректировано. Тогда об этом не знали еще.

Про 98% они пишут при 60 днях непрерывных боев ( без передышек). Конечно, крыша поедет, если человек будет 60 дней без перерыва находиться под угрозой смерти. Это- сильнейший стресс, который разрушает психику любого человека. Опять подчеркиваю, влияние войны на психику стали изучать как раз во второй половине 20-го века. В 1940-х уже американцы открыли необходимость сменяемости воюющих частей, разрушительное воздействие стресса, полученного в военных условиях на здоровье, стали строить базы отдыха. Они-то могли себе это позволить. Мы - нет.
(Deleted comment)
ljwanderer
Mar. 30th, 2012 07:59 pm (UTC)
Спасибо.
22sobaki
Mar. 30th, 2012 08:25 pm (UTC)
Сейчас война всё больше и больше становится дистанционной и то столько психозов. Страшно подумать, что было в средневековье, когда люди непосредственно друг друга мечами на кусочки рубили. Все должны были с ума сойти.
ljwanderer
Mar. 30th, 2012 08:35 pm (UTC)
Я думала над этим :)
Вероятно, когда ты наблюдаешь, как людей регулярно показательно обезглавливают и четвертуют...или, еще раньше - сажают на кол или сжигают живьем, ты это воспринимаешь, как норму жизни. Сумасшедшими считались лишь отъявленные сумасшедшие. Те, у кого мозг вышибало от жажды крови, и те, у кто после наблюдения за этим "трогался умом", никем не диагностировались. Жили, как хищники, убивали друг друга, кончали с собой
22sobaki
Mar. 31st, 2012 07:12 am (UTC)
Наверное... Смерть была в принципе более обыденным явлением, смертность-то повыше была - детская, эпидемии, то-сё... Куриц сами не режем, мясо в магазине покупаем. Ушла привычка.
ljwanderer
Apr. 1st, 2012 06:49 am (UTC)
Да, насчет куриц Вы правильно подметилию Некоторые и есть уже мясо не могут (жалко птичку)
Этические нормы все больше развиваются, но человек все равно остается в плену самых низменных инстинктов.Мозг не справляется, "зависает" над нерешаемыми задачами.
livejournal
Apr. 1st, 2012 04:22 am (UTC)
4. Обреченные на борьбу
User viromiro referenced to your post from 4. Обреченные на борьбу saying: [...]   3.  Заточенные на убийство  [...]
abzads
Apr. 5th, 2012 06:04 pm (UTC)
Многие пишущие об армии не понимают одной вещи: солдат не "затачивают на убийство". Перед подразделением, частью ставят боевую задачу, и не в выражениях типа "идите и убейте". Боевая задача указывает направление движения, рубеж, который надо достичь и т.п. Это работа, но особенность этой работы в том, что выполнить задание надо не считаясь со своей или чужой жизнью. Если можно выполнить задачу не убивая никого, никто от этого не откажется. Поинтересуйтесь, сколько пуль и снарядов пришлось в войнах 20 века на одного убитого, и Вы удивитесь неэффективности каждой отдельной единицы оружия.

Если мужчина ещё может выполнить задачу, не считаясь со своей жизнью, то для женщины это дело неприемлемо из-за её общественной роли, о которой я уже говорил.
ljwanderer
Apr. 5th, 2012 07:31 pm (UTC)
Если говорить о Гроссмане, он занят именно проблемой повышения эффективности подразделений с точки зрения уничтожения противника. Именно эффективностью каждой отдельной единицы. Потому и наука названа killology ( киллология - наука убивать)
serzimanski
May. 4th, 2012 09:27 pm (UTC)
"После войны во Вьетнаме появился термин “вьетнамский синдром”, затем- Афганский и Иракский синдромы."
а "корейский синдром" науке известен?был ли (признается ли наукой?) синдром после ВМВ?

я считаю(я не врач,не исследователь и т.д. и могу ошибаться),что "вьетнамский синдром" был следствием того,что поколение воевавшее во Вьетнаме выросло в благополучную эпоху-как раз складывалось общество потребления,в то время как воевавшие в ВМВ и Корейской войне росли в более тяжелых условиях,отсюда более закаленный характер(тут я могу вспомнить Р,П, МакМерфи,который рассказывал своим сопалатникам как работал наравне со взрослыми будучи ребенком)
ljwanderer
May. 5th, 2012 03:53 pm (UTC)
Дело в том, что синдром этот известен и ранее ( еще в Первую мировую), просто не изучался так досконально, как в наше время. В Америке стали о нем говорить благодаря целенаправленным исследованиям Гроссмана. Кто у нас этим занимается, не знаю.
Вот эту статью на ту же тему не пропустите:
http://ljwanderer.livejournal.com/219789.html

Насчет поколения, выросшего в благополучную эпоху, согласна, это - один из факторов неустойчивой психики, не закаленной стрессами :)
maryxmas
May. 13th, 2012 03:35 pm (UTC)
я никогда не служила в армии и никогда не была на фронте. тем не менее, в ресторанах я всегда стараюсь садиться так, чтобы видеть выходы и чтобы за моей спиной не ходили. когда я не могу этого сделать, я испытываю дискомфорт. ПТСР у меня нет.
( 23 comments — Leave a comment )

Profile

Crystal Ball
ljwanderer
Елена

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow