?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Доктор Юджин Херд




Из писем Дональда Томпсона к жене:



Сегодня я встретил доктора Юджина Херда из Сиэтла штата Вашингтон, который служит здесь в чине полковника российской армии.

Херд - крупный, высокий иностранец, живет в России уже на протяжении трех лет, проходя службу в воюющей русской армии.
У него в Сиэтле была очень хорошая практика, и почему он все бросил и поехал в Россию, я не знаю, но полагаю, он написал письмо царю с просьбой разрешить приехать в Россию и поступить на службу в русскую армию.
<…>
И вот, после этого к нему в Сиэтле заглянул русский консул, чтобы вручить деньги и железнодорожный билет  на поезд, следующий в Петроград. На следующий день Херд уехал в Ванкувер, где он сел на пароход, и через несколько недель прибыл в Петроград. Немного времени спустя он получил чин полковника и пять раз был награжден за храбрость.

Он организовал передвижной госпиталь. Куда бы я ни пошел, о нем везде говорят. Его госпиталь находится на Двинском фронте<…> когда ему предложили это место, он обнаружил там лишь одно жалкое строение из бревен и брезента. Несмотря на то, что прошло всего несколько месяцев, теперь это – самый современный госпиталь в России.


Флоренс Харпер встретила Херда в Петрограде и он помог ей попасть на фронт. Она пишет, что работает хирургической медсестрой и время от времени навещает передовую.
С нетерпением и удовольствием я ожидаю возможности посетить доктора Херда.
Насколько мне известно, у него много цыплят, яиц, свиней и свежего молока, и белого хлеба.
Это – слишком хорошо, чтобы оказаться правдой. Я пришел к выводу, что в России уже нет белого хлеба.
<…>
Хэрд пишет, что он собирается построить для меня отдельную маленькую избушку.





И вот уже изголодавшийся в Петрограде Томпсон едет на передовую, освещать события, происходящие на фронте, готовить репортаж о военно- полевых госпиталях и работе Американского Красного Креста.





Я был направлен в кристально чистую столовую. Подошла сестра и по-французски спросила, буду ли я завтракать. Потом мне предложили умыться.
Когда я возвратился в столовую, сестра спросила меня, что я буду на завтрак. Я сказал: "Что-нибудь."Она сказала: " Cкажите, что Вы хотите, и Вы это сможете получить”.
Я сказал, что мне бы хотелось немного ветчины и яиц.

Десять минут спустя ветчина и яйца были передо мной, приготовленные так же, как это делают у нас в Америке. Был также хороший кофе с настоящими сливками и сахаром, и тосты из белого хлеба, и хорошее деревенское масло.

Что ж, я съел восемь яиц, и очень большой кусок ветчины, размером во всю тарелку, в четверть дюйма толщиной, и приблизительно восемь кусков тостов, и три чашки кофе.
Потом мне дали хорошего американского виски. Это было настоящий американский виски! Бутылка была закупорена пробкой и была открыта при мне.

Днем, после ланча <…>мне показали всю местность. Я не могу поверить, что все это было создано за такое короткое время. Это показывает, что на самом деле может сделать американец, если его допустить к делу. У него не было ничего, и где он это все достал, я не знаю.

Солдаты в его госпитале не спят в палатках, для них построены бревенчатые избы, некоторые из них вмещают до 72 раненых., еще есть русская баня, в которой может одновременно мыться 25 человек. Это – настоящая русская баня, это – просто чудо!

Полы везде такие белые, как будто они мраморные. У доктора есть свой мясной склад , и он полон ветчиной и свиной грудинкой. У него есть своя кузница, где производятся все необходимые ремонтные работы. У него есть свои молочные коровы и свинарник. Он говорит, что начал с пары свиней, теперь у него – две тысячи. У него есть цыплята, утки, гуси, он даже обзавелся двумя превосходными индейками, которых, как он говорит, он приберегает для Дня благодарения.

Его конюшня так же хороша, как американские конюшни, а еще у него есть амбар, где он хранит зерно для своих лошадей. Еще у него есть газовые маски для лошадей и коров.
Он сказал, что сделал их и для свиней, но пока не может ни одной из них поймать, чтобы снять мерки.



Изба, в которой жил Томпсон (стоит в середине)



У них тоже есть солдатские комитеты. Но они не вмешиваются в дела Херда по управлению госпиталем.
У него самый благоустроенный госпиталь в России, и его любят, наверное, больше любого, из тех, кого мы когда- либо посылали в Россию. Его имя известно по всему фронту.
Даже крестьяне стекаются к этому замечательному американскому доктору. Ни один крестьянин или солдат, пришедший в этот госпиталь, не остался без помощи.

Если бы только таких, как доктор Херд из Сиэттла, было бы немножечко больше, это была бы великая вещь для Америки.



Крестьянские женщины с детьми, пришедшие к американскому доктору.
Ежедневно сестры обнаруживали крестьянских женщин с детьми. спрашивающих доктора Херда. У него всегда находилось время для помощи. Многие из этих людей впервые видели доктора, гораздо меньшее число лечилось хотя бы  однажды.


Теперь, когда Америка вступила в войну, доктор Херд озабочен тем, что ему нужно вернуться домой и внести свою лепту в общее дело.
Я сказал ему, что то, что он делает здесь, может окупить с лихвой то, что он не сделает дома. Но, боюсь, узнав, что Рут в Петрограде, и что его старый друг Стэнли Уошберн, произведенный теперь в майоры, состоит в этой комиссии, он уедет домой.

Однако, в Америке только малая часть врачей обладает таким опытом, как у него, дома он не получит такой высокой оценки, которую он заслуживает.
Доктор Херд никогда не занимался политикой, и поэтому, ему, боюсь, никогда не достичь того ранга, который он получил в России.

Он сказал мне об отъезде сегодня, и слух об этом дошел до русских. Как по волшебству, весть облетела эту маленькую колонию, одна петиция была подана от госпиталя, другая от фронта, третья была подана от крестьян, живущих в близлежащих деревнях этого района, и подписавших прошение к американскому доктору их не покидать.

Я сам сделаю все возможное, чтобы уговорить его остаться и продолжить его замечательную работу. Доктор Херд знает русских и знает, как с ними обходиться. Русские тоже знают, что доктор Херд здесь не играет в политику, а приехал по своей воле, чтобы как-нибудь помочь России, стране, которая не имеет нареканий по его службе и платит ему всего 300 рублей в месяц.

Теперь, когда ценность рубля упала, он работает, практически, ни за что.

Доктор Херд – замечательный человек! Только подумай, он оставил практику с доходом 12 тысяч долларов в год ради такой жизни. Когда встречаешь людей такого типа, которые делаю великое дело, наполняешься гордостью от того, что ты – американец!



Дональд Томпсон (второй слева) с санитарами военно-полевого госпиталя доктора Херда.
Санитар слева -старший санитар, человек справа от Томпсона занимался канцелярской работой, связанной с эвакуацией раненых. Крайний справа был занят в хирургии. Все трое - замечательные работники и хорошие люди. Они отказались иметь дело с солдатскими комитетами, частично благодаря им полковник Херд имел возможность поддерживать нормальную работу госпиталя


О жизни в госпитале доктора Херда оставила свои впечатления и Флоренс Харпер, но ее рассказ заслуживает отдельной страницы этого журнала.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
kozzaderezza
Feb. 23rd, 2012 04:01 am (UTC)
очень интересно, спасибо! Никогда о нем не слышала.
ljwanderer
Feb. 23rd, 2012 08:24 am (UTC)
Да, к сожалению, Томпсон был прав, американцы тоже о нем ничего не знают.
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

Crystal Ball
ljwanderer
Елена

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow