?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Журнал “The Illustrated London News” (“Иллюстрированные новости Лондона) давно уже публиковал  русские скетчи , рассказывающие о жизни в России. Тема Сибири все больше волновала читателей, а журнал пытался соответствовать запросам подписчиков.



1854 г

“The Illustrated London News” , как и журнал “The Century” , посылал своих сотрудников в разные страны, в качестве корреспондентов, а потом печатал  их рассказы. Такими  известными на весь мир корреспондентами стали художники Вильям Симпсон (William Simpson ), побывавший на Крымской войне, и Мелтон Прайор (Melton Prior).
Намереваясь получить серию скетчей о Сибири, редакция решила послать в Сибирь своего художника- иллюстратора Юлиуса Прайса.


Вот, что писал об этом сам художник:



“Я горячо схватился за эту идею; если бы они предложили мне пересечь Сахару на велосипеде, я бы , наверное, вскочил на него с такой же готовностью. Короче говоря, после долгой переписки с Англо-Сибирским торговым синдикатом меня согласились взять в экспедицию и высадить в Енисейске, в самом сердце Сибири. Когда я спросил мистера Инграма, куда мне потом отправиться, если я доберусь до места назначения, его великодушный ответ был таков “Можете ездить, куда Вам вздумается, и до тех пор, пока Вы сможете посылать нам свои скетчи”.

Таким образом, с данной мне свободой передвижения по всему миру, с неограниченным временем и финансами я начал путешествие, о котором и собираюсь рассказать.

<…>

… могу откровенно сказать, я приехал в Сибирь с предубеждением, которое сложилось из ненадежной информации, преувеличенных рассказов, которые существовали в Англии об этой части земли. Насколько сильно мои последующие наблюдения рассеяли эти предрассудки, судить читателю.

Попутно я изучил тюремную систему и ссылку, я был далек от мысли заняться глубоким изучением данного вопроса. Такие попытки ранее уже были предприняты предвзятыми и не очень предвзятыми авторами, которые, впрочем, соглашались в одном – эта система – анахронизм, она не соответствует сегодняшнему дню.

Я чувствовал, что в Сибири, этой обширной стране с такими несметными природными ресурсами, должно быть много всего нового и интересного в социальном аспекте, кроме тюремной жизни и тягот, с которыми всегда ассоциировалась Сибирь; поэтому я решил посвятить свое внимание моментам, которые до сих пор так мало известны что, возможно, многое из того, что я попытаюсь рассказать, станет для современного читателя , так же как стало и для меня, – откровением.

Мы отправились от берегов Темзы в пятницу 18 июля 1890 года, нанятый нами норвежский теплоходе “Бискай” вместимостью 800 тонн следовал курсом к Енисею. На борту у нас было неимоверное количество совершенно неописуемого груза – от паровой лесопилки до детских игрушек, наш им конечным пунктом назначения должен был стать город Енисейск, который располагался в каких-то 15 сотен миль от устья этой могучей реки.

Цель экспедиции – попытка открыть торговый путь между Англией и Сибирью через пролив в Карском море, открытом Норденшельдом (Nordenskiold)"



Вот так начиналось путешествие. Напечатанные в журнале рассказы о нем вызвали отклик читателей, Прайс стал известной личностью, человеком, о котором говорят, у которого берут интервью и на чье мнение опираются.



Статья в Нью-Йорк Таймс от 12 сентября 1891 года


Мистер Прайс покинул Лондон в Июле 1890 г в составе коммерческой экспедиции, организованной Английским Синдикатом с целью открытия нового торгового пути по Енисею. В Енисейске Прайс самостоятельно проделал путь на санях до Монголии , побывал в Пекине, Шанхае, посетил Японию и отплыл оттуда в Сан-Франциско.

Из интервью мистера Прайса :

“Большую часть пути я проделал один на санях. Должен сказать, что я был приятно разочарован в том, что я увидел. Сибирь стала синонимом жестокости и бессердечности, связанной с высылкой людей и пренебрежением чиновников.
Трудно было ожидать увидеть признаки цивилизации там, где предполагалось, находятся лишь преступники или безнадежные люди, которые могли бы стать преступниками.
Я не надеялся на легкую прогулку, так как я читал современную литературу о стране. Но я был приятно разочарован.
Я обнаружил живущих там очаровательных и утонченных людей. Я мог пользоваться телеграфом, который доставлял мне новости на день их появления.
Я нашел обходительных чиновников и полное взаимопонимание между ними и населением.
Я нашел прекрасные условия, предоставляемые гостиницами крупных городов и дискомфорт на почтовых дорогах, не больше того, что можно ожидать в путешествии по протяженной и малонаселенной территории.

Я действительно доволен Сибирью и ее народом.
Все, что я могу вспомнить, это – обходительность и гостеприимство, и я с удовольствием поеду туда еще.

Отмечу, что я не собираюсь спорить с другими путешественниками и писателями об условиях жизни в Сибири.
Я знаю, что об этом говорится, и не собираюсь на чем-то настаивать или опровергать, особенно то, что касается жизни ссыльных на рудниках.
Я сказал себе:” Все едут на рудники, но я буду смотреть на Сибирь с другой стороны, социальной.
В другое время я может быть приеду, чтобы изучить обстановку в рудниках
.

<…>

Везде я нашел веселых и довольных представителей разных классов, кажется, что им не на что жаловаться.
Мне кажется, что жалоб на тиранию больше за пределами Сибири, чем внутри ее.
Я не видел рудников. Но я видел тюрьмы, они существуют в каждом крупном городе, поэтому их было невозможно избежать.
Об этой стороне сибирской жизни мне особенно нечего сказать, вы поверите, если я скажу, что она ужасна.
На мой взгляд, самое плохое – это неразборчивость в размещении арестантов в тюрьмах.
Их просто сгоняют в стадо. Для развитого и утонченного человека нет ничего ужаснее, чем жизнь в переполненной камере с сотней или больше разнородных людей разных возрастов, совершивших разные по тяжести преступления.

<…>

Несмотря на то, что все русские чиновники одинаково любезны, меня поразило отсутствие у них чувства юмора.
Например, в Красноярске на балу был устроен маскарад, и один молодой человек был в костюме, напоминающем бутерброд – с одной стороны у него был плакат, на котором были перечислены преимущества жизни в Сибири, на другой стороне –недостатки.
Это была шутка, но власти этого не смогли перенести, молодого человека взяли на балу, и он просто исчез.
Предположительно его отправили в ссылку.

New York Times. September 12, 1891

















Книга Прайса вышла в 1892 году, она содержала подробное описание его путешествия от Енисейска до Пекина с многочисленными зарисовками. Треть книги посвящена сибирским впечатлениям, из которых большую часть составила инспекция тюрем, беседы с каторжниками и ссыльными. Прайс не знал русского языка и пользовался переводчиком, местная администрация оказывала художнику всяческое содействие, его водили по тюрьмам, заботясь о том, чтобы он написал “правду”. Все, что увидел художник, он зарисовывал и описывал, ему принимали в лучших домах, оказывали почет и уважение, и он остался вполне доволен своей поездкой по Сибири.


Губернатор Енисейска посещает мужскую тюрьму




Посещение губернатора:

Пока мы медленно делали обход, один из заключенных пожаловался, что ему не подходит тюремная одежда, губернатор немедленно ответил, что он ничего не может поделать. Тот, кто заботится о том, чтобы одежда ему соответствовала, сюда не попадает.













Посещение женской тюрьмы

Обитателям тюрьмы, похоже, разрешалось заниматься, чем вздумается, естественно, кроме выхода из тюрьмы.
Вся комната была наполнена паром, мне было сказано, что это - был день стирки, над головой была целая сеть веревок с развешанной на них мокрой одеждой для просушки.

Грязные неухоженные дети окружили нас, как только мы вошли, а из смежного помещения появилось много полуодетых женщин, разглядывающих нас без тени смущения.

Здесь не было ни намека на уважение к нам, которое мы наблюдали в мужской части, эти мрачные полуодетые женщины определенно считали, что мы вторглись на их территорию.

 <…>

...я не мог не придти к выводу, что узникам Сибири почти не на что жаловаться.
Они проводят время в полной безделии, если они того захотят,
если же они хотят работать – они могут работать…













Про этап, отправляющийся из Красноярска

Это была интересная процессия – никто из узников не соблюдал строй, они шли, как кому хотелось.
Я поймал себя на мысли, что солдатам гораздо хуже, они обременены тяжелыми ружьями и другим снаряжением, в то время как каторжники ничего не несли.






В ожидании одежды



День свиданий в тюрьме

По поводу ссылки Прайс размышляет: 

“для общительного и хорошо образованного человека ссылка в отдаленные места Сибири может показаться, действительно, жестокой. <…> Но в случае ссылки в большой город, такой как Красноярск или Енисейск, его участь не так тяжела. Ему разрешается жить там, где ему хочется; если у него есть деньги, ему разрешается их получать. Если он общительный человек, он обнаружит, что к нему не относятся, как к отщепенцу, даже власти, которые, как я слышал, даже в Енисейске, вполне учтивы и вежливы; к тому же , мне кажется, что такое положение вещей существует во всей Сибири.



О привилегированном узнике

Он был в обыкновенной гражданской одежде, хорошо одет, вид благородного человека. Его маленький сын жил с ним в одной комнате, которая вовсе не показалась мне чем-либо неуютной, в ней стояло две кровати с постельными принадлежностями, приспособления для умывания, зеркало, все, что нужно для приготовления чая – фактически – маленькое домашнее хозяйство.

Он сидел на кровати, когда я вошел в комнату, было очевидно, что мой визит его не обрадовал, потому что он тотчас же повернулся ко мне спиной и начал что-то бормотать.
Тем не менее, я вошел и хорошо осмотрелся, и даже сделал его рисунок с натуры, несмотря на его неучтивость.



Впрочем, Прайс не церемонится и в крестьянских избах. Войдя в дом, он удивляется, что появление иностранца не вызывает ажиотажа. Обитатели избы продолжают заниматься своими делами, в то время как он ходит по избе, оглядывая все углы, трогает, то, что его заинтересовало, делает зарисовки, в общем, ведет себя вполне свободно, как белый человек среди дикарей.





Разговор с политическими

Я встретил их однажды вечером в доме у друзей, у нас была долгая беседа на французском, мне очень хотелось узнать что-нибудь о их жизни.
Я не мог сдержаться, чтобы не сказать в разговоре с Мадам, что после всего того, через что прошел ее муж, по возвращении в Петербург он вряд ли опять ввяжется в политику.

“Не знаю”, - сказала женщина, к моему удивлению.

Я воскликнул: “ Разве одной ссылки в Сибирь не достаточно?”

Она покачала головой и ответила:
“Очень трудно оставаться в стороне, когда видишь существующее положение вещей, зная, что в других странах все обстоит совершенно иначе. Если кто-то не будет делать таких попыток, это никогда не изменится."




Похоже, замечает Прайс, им никогда не приходило в голову, что "они тратят свою жизнь на дело, которое еще не имеет решения, для решения которого требуется длительный срок. "
Пока же “они с готовностью бредут в Сибирь с твердым убеждением, что они являются мучениками свободы, в то время как в реальности они - всего лишь помогают колонизировать этот необъятный континент.”





Книга не осталась незамеченной, ее содержание и ее автора стали обсуждать на страницах печати



Заголовок статьи о новых публикациях






Наблюдения мистера Прайса по поводу тюремной системы расходятся с привычной уже нам критицикой.
Он не намеревался произвести глубокое исследование данного вопроса, и его репортаж – всего лишь поверхностные наблюдения.

Ему было позволено свободно посещать тюрьмы в городах, в которые ему вздумалось приехать, и делать зарисовки
<…>
...насколько он мог убедиться, преступникам почти не на что жаловаться.
<…>
Что касается отправки по этапу вглубь страны, ему не понятно, почему по этому поводу описывают душераздирающие картины.
Он думает, что узникам в других странах живется гораздо хуже.
Несмотря на то, что узники идут пешком, если они захромали или натерли ногу, им разрешается ехать на повозках с багажом.
Чем больше он узнавал о жизни осужденных, тем более удивлялся тому, как гуманно с ними обращаются.

The New York Times. June 13, 1892



Книга вызвала новый толчок обсуждений положения каторжников в Сибири. Описания и высказанные мнения Прайса о жизни в Сибири стали новыми аргументами в опровержении свидетельств Кеннана, которые использовались в полемике по российским вопросам.



Продолжение следует

Все по этой теме:

1.Заграница о России. Нигилисты 2.Путешествие миссионера в Россию 3.Путешествие мистера Бьюэла в Сибирь 4.Джордж Кеннан и Россия 5.Джордж Кеннан о Сибири 6.Путешествие мистера Прайса в Сибирь 7.Джордж Кеннан – пропагандист 8.Человек, изменивший общественное мнение 9.Прайс против Кеннана. 21 век

Profile

Crystal Ball
ljwanderer
Елена

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow