?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Недавно появившаяся книга Генри Лансделла По Сибири” была встречена с большим интересом, потому что она рассказывает о малоизвестной стране, к тому же ее автор – миссионер и филантропист.
Могу сказать, что книга – обычная беллетристика, особенно, особенно, если говорить о жизни каторжников.
Русское правительство купило тысячи экземпляров этой книги и активно распространяет ее в разных странах, потому что жизнь сибирских каторжников автор считает роскошной в сравнении с жизнью каторжан Англии и Америки.
Цель моей книги – бесстрастно, без приукрашивания описать преступления нигилистов и передать мои наблюдения о жизни на каторге в этой замечательной стране.


Джеймс Вилльям Бьюэл (Buel, James William, 1849-1920)




Конвоируемые арестанты на улицах Одессы (нач.1900-х)


В 1882 году мистер Джеймс Вилльям  Бьюэл американский журналист, предпринял путешествие с целью изучения России . По окончании путешествия собранного материала было так много, что он написал книгу “RUSSIAN NIHILISM AND EXILE LIEE IN SIBERlA”, которая тут же стала бестселлером.

Бьюэл – настоящий американец, и у него прагматический интерес к России. Россия - это страна, обладающая громадной территорией и несметными ресурсами, которая скоро может стать для Америки конкурентом, но она же  может и обогатить Америку, если станет ее партнером. Вот почему будущее этой страны должно отвечать интересам Америки, и, прежде чем определить американскую политику в отношении России, нужно ее изучить.
 
Бьюэл не сочувствует нигилистам, он осуждает террор, но не вполне понимает, что движет людьми, пытающимися бороться методами насилия. Будучи наслышан о том, что народовольцы убивают государственных чиновников, протестуя против властной политики террора, он хочет сам разобраться, действительно ли власть в России, а потому и - каторга в Сибири, бесчеловечна, или это всего лишь выдуманные газетные сенсации.
 
Бьюэл заявляет что, будучи принятым русским правительством, он получил возможность стать посредником между западной общественностью и русской властью. Власть имела возможность объяснить причины жестоких мер и продемонстрировать мудрость издаваемых законов. В беседе с ее представителями Бьюэл отметил давление - усиленное желание навязать ему “правильный” взгляд на положение вещей, и в первую очередь, на политических преступников, которых в Америке называют нигилистами.

 
Получив от властей “подорожную” – основной документ, разрешающий его передвижение по территории России с указанием “оказывать всяческое содействие и не чинит препятствия…”, Бьюэл начал свое исследование России.



Скачки в Иркутске



 Как и любой иностранный путешественник, Бьюэл делится своими впечатлениями и открытиями:

О чае
Говоря о том, что ему довелось пить чай почти во всех частях мира, он замечает, что китайцы делают самый плохой чай, в то время как лучший чай, который ему удалось отведать, пьют в России.
“Самовар на плите для каждого русского настолько же важен, как и икона в углу каждого жилища”

О еде
Черный хлеб, покрытый толстым слоем соли и чай – основная пища сибиряка, к такому заключению приходит Бьюэл, получив на обед кусок мяса лишь после долгих уговоров хозяев и обещания щедро заплатить. В Сибири мало кто занимается сельским хозяйством, в основном народ работает на рудниках, содержит постоялые дворы, ловит рыбу и содержит домашний скот лишь в небольших количествах.
Большие табуны лошадей и крупный рогатый скот можно наблюдать на пастбищах, однако, все это выращивается на продажу, потребление внутри семьи ничтожно.

О Сибири
Лошади в Сибири удивительно дешевы, дешево продают и скот. Откормленный годовалый бычок продается за $1.50, хорошие пони - по $5 to $8. “Тройка лошадей с упряжью и телегой стоили всего лишь $48”
Молока в Сибири очень много, а масла почти нет, но им все же удавалось его покупать по 6-8 центов за фунт. Для лошадей путешественники покупали зерно по 22 цента за бушель, лошадей еще кормят травой, которой достаточно в Сибири, а вот овес там почти неизвестен.

Об охоте
Любимой охотой в Сибири считается охота на медведя с помощью кнута. Двое охотников на специально обученных лошадях с кнутами, на концах которых находятся свинцовые шарики, гонят медведя, избивая его кнутами до тех пор, пока он не выбьется из сил. В какой-то момент они обвивают кнутами его шею, затягивают на нем петлю и тянут в разные стороны. Медведь становится беспомощным, и в таком состоянии его приводят в деревню.






Охота на медведя с кнутом



О крестьянской деревне
Крестьянские дома напоминают негритянские хижины рабовладельческих времен. Но, если после отмены рабства негры покинули эти ветхие жилища, то русские крестьяне продолжают жить в тех же условиях, что заставляет задуматься о том, что их рабское положение не изменилось.

О церкви
Церковь установила сто праздников в году, в которые верующие не должны работать. Таким образом, церковь лишила империю на одну треть продуктивности”

В церковь Санкт-Петербурга ( в иконы и украшение церквей) вложено около $200,000,000. Эта сумма равна почти половине муниципальной собственности. При этом я был удивлен, узнав, что бОльшая часть денег, передаваемая церкви, отчисляется беднейшими слоями.”

О нигилизме
Говоря о русском нигилизме, Бьюэл замечает, что наряду с фондами поддержки, организованными в Швейцарии, Франции и Англии, некоторые представители русской аристократии финансировали деятельность террористических организаций. По мнению Бьюэла нигилизм стал заметной силой, и никто не знает, что ждет Россию в будущем.


"Нигилисты самоуверенно полагают, что проведения реформ можно добиться при помощи террора и убийств. То, что они заблуждаются, доказывает неудачный опыт терроризма, полученный во всех странах и на всех континентах на протяжении все истории."

О царе
Если бы царь следовал велению своего сердца, возможно между ним и народом не пролегла такая огромная пропасть. Если бы только он не слушал советов окружающей знати, не начал демонстрировать свои силу и превосходство, создав атмосферу всеобщей подозрительности, усиливая меры по созданию собственной безопасности, по мнению Бьюэла, все могло пойти по-другому.






Арест студента-революционера



Москва
Все узники, приговоренные к Сибири, сначала направляются в Москву, где размещаются в Центральной тюрьме. Оттуда они под конвоем отправляются в места исполнения наказания.
На верхней одежде заключенных на спине нашивается оранжевый квадрат. Опасные преступники, среди которых , политические , носят большие цепи, к которым прикован железный шар весом около 20 фунтов.
Самая печальная картина, которую можно наблюдать в этой тюрьме – жены и дети осужденных, которым пришлось преодолеть многие километры для того, чтобы проститься с любимыми, или чтобы их сопровождать. Количество жен, добровольно следующих за мужем, просто удивляет.




Наблюдения в московской тюрьме

Молодой человек был осужден в Ярославле за распространение нелегальной литературы на 10 лет работ в рудниках. Жене запретили следовать за ним до Москвы на поезде, но ее желание было настолько велико, что она преодолела этот путь пешком вместе с ребенком, боясь, что она не успеет к моменту его отправки по этапу. Однако их встреча в Москве только усилила агонию, жена хотела сопровождать его в Сибирь. Он же, с чувством ущемленной гордости, приказывал ей не делать этого.

“Я оставил их в объятиях друг друга, горько плачущими, и так никогда и не узнал, стала эта женщина ссыльной ради мужа, или нет . И такие душераздирающие сцены, обычные для Московской центральной тюрьмы были лишь подготовкой для более печальных моментов, которые мне пришлось увидеть во время путешествия по Сибири. “





Жены и родственники арестантов в добровольном заключении в московской тюрьме


Все осужденные по железной дороге из Москвы доставляются в Нижний Новгород, откуда на баржах их везут до Перми.
Эти баржи сделаны специально для перевозки заключенных и вмещают от 7 до 8 тысяч заключенных. Из Перми их везут по железной дороге в Екатеринбург, оттуда – в повозках – в Тюмень, а из Тюмени они идут пешком к месту своего назначения, из которых ближайшее находится на расстоянии не меньше, чем 2 тысячи миль.






Нижний Тагил – Демидовские рудники
Демидовы ежегодно платят казне около 100 тысяч долларов, на них работают около 50 тысяч человек. Перед освобождением крестьян, они владели 56 тысячами крестьянских мужских душ, большая часть из них до сих пор остаются на прежних метах и работают на рудниках , получая смехотворно маленькую оплату труда по сравнению с Америкой, от 20 центов до 1,25 доллара

Разговор с Тюменским губернатором:
Ежегодно в Тюмень прибывает около 20 тысяч осужденных, 12 тысяч из них направляются сразу в рудники. Мне разрешили посетить тюменскую тюрьму, где содержалось около 500 человек, ожидающих отправки на восток. Из этих пятисот около 100 умели читать и писать, что говорит о высоком уровне образованности среди опасных преступников. По официальным данным только 5 процентов русского населения умеют читать и писать, это наименьший показатель среди цивилизованных стран мира.

Отправка заключенных по этапу в Читу:
Был сильный дождь, но это обстоятельство никак не повлияло на отправку. Около 50-ти солдат конвоировали сотню узников, за ними шла толпа плачущих женщин и просто любопытные. На окраине солдат ожидали лошади, осужденные же должны были проделать весь долгий путь пешком. Одна треть из них несла тяжелые цепи на руках и ногах.






Тобольск
В Тобольске целых три тюрьмы, в которых содержится 1000-1200 узников.
Бьюэлу удалось пообщаться с начальником тюрьмы., который немного знал немецкий, задать ему несколько вопросов, а после маленького подарка в несколько рублей – получить разрешение на посещение тюрьмы. Вскоре он сделал открытие: вознаграждение в несколько рублей способно оказать волшебное действия и открыть практически любые двери в России.

О наказании в Тобольской тюрьме
Большие мастерские предоставляли работу большому количеству узников. Все узники были обязаны работать, при отказе от работы полагалось порка кнутом, которое мистер Лансделл не считал тяжелым наказанием. Этот вид наказания, якобы уже отмененный, применялся в Тоболькой тюрьме ежедневно, если верить показаниям заключенных.
Один джентльмен, которому приходилось наблюдать эту экзекуцию, описывает ее так:
почти полностью оголенную жертву привязывают прочной веревкой за запястья к кольцам, закрепленным на потолке, почти приподнимая его от пола, а два палача с плетками проводят экзекуцию. Есть множество случаев, когда мужчины и женщины умирали после такого административного наказания.




Наказание кнутом



О кандалах
Наблюдая за осужденными в кандалах, Бьюэл заметил открытые раны, на запястьях, которые должны были причинять большие страдания узникам. Во время работы руки можно было развести на длину цепи ( около 2 футов), но после работы запястья закреплялись вместе и дополнительно привязывались кожаным ремнем с ногами, так что руки вынуждены были находиться в одном и том же положении.
Положение женщин было не менее тяжелым, им не удавалось избежать кнута или плети.




Арестант в кандалах


На этапе
В дороге он встретил очередную партию каторжан. Наравне с несчастными узниками шли их женщины с детьми, привязанными к спине.

С помощью фляжки и переводчика он смог разговорить начальника этапа, который не выразил какого –либо сожаления по поводу плачевного состояния конвоируемых, что не удивило Бьюэла, вспомнившего привычку русской аристократии относиться к крестьянам, как к своим рабам. Этап сопровождали три повозки для тех, кто не мог идти, но офицер отметил, что повозки используются редко, потому что тех, кто начинает отставать, быстро оживляют удары плеткой.

Бьюэлу удалось осмотреть опасные раны у двоих конвоируемых – мужчины в колодках и женщины в железном ошейнике, они напоминали последнюю стадию проказы, когда мясо чернеет и отстает от кости. Единственное, что пришло ему на память – это пытки испанской инквизиции




Арестанты под конвоем в ожидании переправы через Енисей

.



Красноярск
В Красноярске было две тюрьмы, одна была предназначена для тех, кто внезапно заболел на этапе.
Слово “заболел в пути” Бьюэл окончательно понял, когда обнаружил, что среди 122-х человек, находящихся в этой тюрьме, 51 потеряли рассудок. Это его не удивило, потому что только очень крепкие люди могли переносить наблюдаемые лишения.





А вот такая гостиница, если верить картинке в книге, была в Красноярске





Енисейск – рудники
На рудниках работает всего 400 человек, одна четвертая из них – свободные работники, узники, отбывшие свой срок. Некоторые из них принудительно оставлены на поселении, другие не в состоянии скопить денег на свое возвращение. Бьюэл не мог не отметить, что разработка рудников ведется примитивнейшим способом.

Там же в Енисейске Бьюэл познакомился с ссыльным поляком, который “живет в землянке. По окончании срока ему разрешили поселиться рядом с рудником без права переписки. Чтобы добыть себе пропитание, поселенец вынужден заниматься охотой и рыболовством.
Поляк рассказал о том, что большинство , прибывающих в рудники ссыльных уже не способно работать, им требуется лечение , но несмотря на раны от кандалов, их гонят на работы, приковывают к тачкам и заставляют работать под угрозой наказания. Те, у кого есть при себе деньги, могут на время откупиться, но рано или поздно деньги заканчиваются, и тогда приходится переносить тяготы наравне с остальными.

Еще о наказании
Наиболее распространенными наказаниями в Нижне-Удинске являются порка плетью, кнутом, скорпионом и подвешивание за пальцы. Скорпионом называется кнут, на концах которого находятся крючки, разрывающие кожу. Четверть наказываемых скорпионом, умирает. Есть еще наказание, при котором голову осужденного стягивают сыромятными ремнями так, чтобы глаза вылезали из орбит, в результате такого наказания, жертва обычно умирает. Тяжелая работа в особых рудниках тоже может быть смертельным наказанием – поляк рассказал о мужчинах и женщинах, работающих в заболоченных шахтах по колено в воде, им запрещено выходить наружу, они отдыхают, едят и спят там же под землей, пока не умирают.

Дорога из Енисейска в Иркутск заняла 4 дня и была полной опасностей, сравнимых с приключениями Джека Лондона. Путешественникам пришлось отбиваться от голодной волчьей стаи, которая не отставала от них на протяжении всего пути.

Иркутск
В Иркутске, к удивлению путешественника ему отказали в посещении тюрьмы. Тогда он решил собрать информацию, общаясь с ссыльными, живущими в городе. Ему повезло пообщаться с человеком, который отработал свой срок на рудниках Кары, он и предоставил интересующие подробности.





Землянка, в которой жил ссыльный поляк
.



Так Бьюэл узнал, что на рудниках обычно занято от 300 до 500 человек, их рабочий день длится от 13 до 15 часов, в зависимости от настроения начальника охраны, В 1857 году был издан закон, по которому регулировался срок ношения кандалов. Если поведение узника в течении двух лет признавалось хорошим, он имел право на снижение дальнейшего срока : для пожизненно осужденных он устанавливался в 8 дополнительных лет, для тех, у кого был 20-летний срок каторги, срок ношения кандалов был уже – 6 лет, и так далее .
Однако, закон, даже такой суровый, не исполнялся и узники вынуждены были носить кандалы ровно столько, сколько пожелает местное начальство.

Как правило, местная тюремная охрана отличается крайним невежеством и, жестокостью, а потому множество узников вынуждено жить под местным диктатом: проводить остаток жизни под землей, добывая серебро, без глотка свежего воздуха и солнечного света, од наблюдением стражи, которой дано указание их не жалеть. Они спят в высеченных в шахтах нишах, в которые они забираются, встав на четвереньки. Почти все они носят тяжелые цепи, несмотря на то, что они должны при этом выполнять тяжелую работу.
При невыполнении нормы полагается наказание кнутом, плетью или скорпионом. Почти все они – политические, против них настроены все государственные чиновники, а потому для них созданы такие условия, что не теряет рассудок лишь один из двадцати.

В маленькой больнице, открытой на Каре, содержатся лишь те, кого приносят туда после порки. Да и больницей ее трудно назвать, потому что “больные “ там предоставлены самим себе, основная политика тюремного содержания: “ мертвый узник лучше, чем живой”.

Помимо порки на Каре существуют и другие наказания: осужденного могут бросить в темницу, где его будут морить голодом, или могут неимоверно утяжелить кандалы, или держать в ванне с замерзающей водой, все зависит от изобретательности охраны.

В дополнение ко всему этому, каждому прибывающему на Карские рудники выжигают клеймо на лбу и щеках, состоящее из трех букв – КАТ (каторжник).
Болезненная рана заживает за несколько недель, но само клеймо остается на всю жизнь.

Женщины на Каре не посылаются в шахты, на ночь их запирают в железные клетки, а днем они находятся в услужении охраны

Побеги с Кары – редкость не только потому, что за это положено наказание, которое может закончиться смертью, но и потому что на беглецов охотятся некоторые сибирские племена, которые убивают беглых каторжников всего лишь ради их одежды.





Домики поселенцев, построенные из навоза



О Сахалине
На Сахалине существует еще более варварское отношение к каторжанам. Там порка применяется по каждому удобному случаю. Правда, труд там не такой тяжелый, потому что сахалинские рудники принадлежат государству, в то время как множество сибирских рудников принадлежат частным корпорациям, заинтересованным максимально использовать труд каторжников, затрачиваясь на них как можно меньше.

Убежать с Сахалина почти невозможно. Беглецов ищут за объявляемую награду – 3 рубля за голову каторжника ( мертвого или живого). Из этого местные племена гиляков извлекают немалую выгоду, убивая каторжника, они отрубают ему голову и привозят ее в качестве доказательства, требуя награды.







Николаевск
Узники, прибывающие в Николаевск после проделанного пешего перехода в 4000 миль, находятся между жизнью и смертью, ни в одном месте Сибири нет таких подавленных и физически разбитых людей, половина из них прибывает уже лишенными рассудка.




Здесь тоже охотятся на беглых каторжников, местные племена айнов носят широкие охотничьи пояса, к которым они и привязывают головы. Они тоже ценят одежду, хотя у сахалинских каторжников она ветхая и часто сшита из оленьих шкур. Даже после отмены денежного вознаграждения местные продолжают охотиться на каторжников ради их одежды.






Путешествие Бьюэла в Сибирь превращает его в противника русской монархии. Вот какие выводы делает Бьюэл по окончании путешествия.


Несмотря на то, что скоро Россия несомненно станет самым опасным конкурентом Америки, Америка не может не чувствовать дружеской заинтересованности в ее процветании. Мы не можем забыть дружеской поддержки России в трудные для нас дни, два Александра всегда были нашими друзьями, а американцев в России всегда ждет радостный прием: стоит сказать, что ты американец, и все двери в Росси будут открыты.

Ни одна страна не имеет так много законов, как Россия, тем не менее, ее основной закон гласит: “Царь выше всех законов”

Церковь запрещает подданным думать, правительство лишает их права голоса в общественном устройстве.
Но запрещение мыслить гораздо опаснее, чем запрещение говорить. Россия должна направить свои усилия на освобождение от церковной власти и влияния, чтобы крестьяне смогли освободиться от предрассудков и осознать, что Бог дал им ум для того, чтобы они его использовали для собственного блага.

Первый логичный шаг в сторону свободы – это образование народа, не только образование в сфере наук, но и в сфере политики, развитие сознание, которое низвергнет учение церкви, являющейся оплотом варварства
Продвижение России в сторону либерализма идет медленно, но это продвижение очевидно.

Мне жаль это говорить, но факты настолько очевидны, что происходящие сегодня в России события трудно неправильно истолковать – будущее России - в нигилизме. Если эта кровавая сила не очистит нацию и не даст ей новый толчок развития, то будущее России – распад империи и поглощение ее частей другими державами.
Цивилизация быстро продвигается на восток, это продвижение остановить невозможно, она пройдет по всем доминионам империи либо с псалтырем, либо с помощью пушек.

Ну, и, конечно, Бьюэл не был бы американцем, если бы не заметил, что такие путешествия учат еще больше ценить Америку, заканчивает он свою книгу словами :“Давайте поблагодарим Бога за то, что мы живем в республике”.



В газетах уже давно шло бурное обсуждение, стоит ли жалеть людей, бросающих бомбы, и действительно ли сибирская каторга хуже американской тюрьмы, стоит ли пускать варварскую страну в большую политику, и не сокрушит ли этот азиатский монстр западную цивилизацию.

А экономический интерес уже направлял все новых и новых американцев и англичан на Русский Север, Дальний Восток и Сибирь.



Рассказ о путешествии двух ангийских джентельменов от Владивостока до Нижнего Новгорода (1888)на страницах журнала The Graphic
Подробнее можно прочитать здесь


продолжение следует



Все по этой теме:



1.Заграница о России. Нигилисты



2.Путешествие миссионера в Россию



3.Путешествие мистера Бьюэла в Сибирь



4.Джордж Кеннан и Россия



5.Джордж Кеннан о Сибири



6.Путешествие мистера Прайса в Сибирь



7.Джордж Кеннан – пропагандист



8.Человек, изменивший общественное мнение



9.Прайс против Кеннана. 21 век

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
158advocate
Aug. 9th, 2012 02:38 pm (UTC)
поклон вам.
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

Crystal Ball
ljwanderer
Елена

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow