?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Пока западное общество пыталось понять , как правильно относиться к России, кто такой русский царь – восточный деспот или либеральный и просвещенный монарх, чего хотят люди, бросающие бомбы, и действительно ли Сибирь – это место бесправия и беззакония, один английский миссионер получил разрешение совершить поездку по России с целью посещения русских тюрем и распространения христианских знаний.

Этим англичанином был мистер Генри Ландсделл (Henry Lansdell (1841-1919)).

Ландсделл проехал через всю Россию, знакомясь со страной, ее населением и обычаями, делая визиты в тюрьмы и крепости, где содержались арестованные, распространяя среди них привезенную с собой христианскую литературу. 
По окончании путешествия Лансделл написал книгу "Through Siberia" (1882), которая стала необычайно популярна и вызвала полемику в печати между теми, кто считал русские тюрьмы – свидетельством русского варварства и сторонниками жесткой власти.


Вот краткое изложение книги, напечатанное в New York Times в 1882 году



Насколько можно судить по книге мистера Ландсделла, несмотря на то, в Сибири до сих пор происходит варварская отправка осужденных по этапу, общая ситуация с 1871 года изменилась к лучшему. Сибирь – эта большая тюрьма и политические ссыльные составляют в ней меньшинство, из остальных ссыльных и каторжников только 5 процентов имеют образование, достаточное для того, чтобы правильно написать свое имя.

Россия пытается избавиться от пьяниц и преступников и, в то же время - заселить эту малонаселенную территорию, протянувшуюся на восток. Пьянство основная причина преступлений, заканчивающихся ссылкой в Сибирь.

Самое плохое, что происходит при высылке осужденных – это разрыв семейных уз. Легально это происходит в форме развода, но мужья и жены могут последовать за узниками в Сибирь. И если осужденные отправляются в Сибирь за счет правительства, их сопровождающие – лишь за свой счет.

Как свидетельствует Лансделл, в тюрьмах России практикуется помещение осужденных в отдельные камеры, как в Европе, чего нельзя сказать о Сибири. Там заключенных продолжают содержать большими группами.

В сибирских тюрьмах обычно бывает больница, одна или несколько церквей, иногда – даже школа и несколько мастерских.

Если говорить о еде и благотворительной помощи, сибирские узники находятся в лучшем положении, чем английские. Местным общинам разрешено снабжать заключенных деньгами и провизией и даже предметами роскоши. Некоторые заботятся о том, чтобы узники были одеты, накормлены и даже обучают детей ссыльных. В нескольких местах мистер Лансделл нашел замечательные детские приюты. Женам осужденных, которые по своей воле последовали за мужьями, оказывается помощь. В Иркутске благотворительный комитет подарил заключенным библиотеку.

Рассматривая рацион питания русских узников, опубликованный в 1878 году, с рационом питания, применяемым в тюрьмах Англии и Уэлса, обнаруживается, что
английский заключенный получает на неделю только 10 фунтов хлеба, по сравнению с русским, который получает -25; англичанин получает 8 унций мяса и 14 пинт супа, а русский – 6 фунтов мяса.
Поимо этого русский получает полтора фунта пшеничной крупы и чай, а англичанин – 5 фунтов картофеля, полтора фунта пудинга, 14 пинт каши и какао. Фактически англичанин потребляет за неделю 17, 5 фунтов твердой пищи , а также -3 пинты супа, 14 пинты каши и какао, в то время как русский получает 33 фунта твердой пищи и чай.
Такое сравнение дает основание подозрительно относиться к современным критическим оценкам положения сибирских узников. Во всяком случае, в отношении питания, такие факты говорят о щедрости русского правительства.

Хорошее питание и одновременное отсутствие или недостаток тяжелой работы, свидетельствует мистер Лансделл, отрицательно сказывается на положении заключенных.
В некоторых тюрьмах заключенным разрешено продавать еду, которую они не в состоянии съесть.
Что касается работы, Ландсделл пишет: “Я встречал в разных местах двух поляков, которые были осуждены на тяжелые работы в Сибири, но которые хорошо устроились. Один мне сказал, что он работает, когда захочет, а когда не хочет , то не работает. Власти же сказали мне , что они не в состоянии обеспечить всех работой.”

Заключенные, осужденные на тяжелые работы, подразделяются на три класса, отличающиеся интенсивностью труда . В первом классе ремесленники – сапожники, кузнецы, механики., во втором – занятые на плавильных заводах; в третьем классе – узники, занятые на строительстве дорог, производстве кирпичей, добыче соли.

Узникам сокращаются сроки, если они хорошо работают. В некоторых случаях им отчисляется 15% от заработанного.
В некоторых тюрьмах позволяется получать деньги от друзей. Общее правило таково, что переписка запрещена, но оно редко соблюдается. Похоже, что к политическим ссыльным это правило не относится.

Мистер Лансделл пишет, что кроме Финляндии, в Сибири он видел мало заключенных в кандалах, которые были бы тяжелее, чем в США, а в некоторых случаях они были даже легче, чем английские колодки.

Применяется в Сибири и порка , мистер Лансделл подтверждает факты смерти людей по прихоти палача, а также - возможность выкупа его снисхождения, однако, наиболее зверские факты такого наказания, похоже, остались в прошлом.

Тем не менее, подобное все еще случается. Например, как раз накануне приезда мистера Лансделла в одну из тюрем там после бичевания умер один молодой человек.
Однако, мистер Лансделл не говорит, существует ли какая-нибудь компенсация за незаконное бичевание и контролирует ли правительственные органы такие наказания.

Оправдание бичевание объясняется на страницах, где Лансделл напоминает о том, что местные жители окружены сотнями каторжников и бывших каторжников, оставленных на поселении, и их можно сдержать лишь сильной рукой. Каторжники знают, что убийство будет наказано лишь продлением срока тюремного заключения, их не повесят, поэтому порка является спасительным средством, сдерживающим совершение серьезных преступлений.

Подводя итог, мистер Лансделл пишет, что не считает сибирские тюрьмы темными пятнами на карте Сибири, какими они обычно представляются общественности.

“В общем, я меня появилось мнение, что русский каторжник в Сибири, если он хорошо себя ведет, может жить вполне комфортно , намного комфортнее, чем в большинстве тюрем, существующих в нашем мире.”

По мнению мистера Лансделла в управлении тюрьмами любой страны делается много серьезных ошибок и существует еще много несправедливости. Но, в общем, Россия не является более бесчеловечной, чем Англия или США.

Беспристрастность Ландсделла проявляется, когда он упоминает об избиении жен в среде низших классов, говоря об этом, он спешит напомнить читателю, что между английским избиением жен до смерти и русской поркой до смерти разница небольшая.


Нью-Йорк Таймс, 1882






Иллюстрации к книге Генри Лансделла, напечатанные в журнале The Graphic, 1882 г



Книга Лансделла сразу же получила много откликов и стала поводом для новой волны обсуждений внутренних проблем России.
На страницах журнала “Прогресс”1883 г Лансделлу резко ответила Элеанора Маркс









Доктор Лансделл описал такие красивые картины положения дел в тюрьмах, что остается только удивляться, насколько глупы эти русские предрассудки о том, что осужденные сходят с ума или медленно умирают, попав в сибирские тюрьмы.

Доктор Лансделл утверждает, что все свидетельства об ужасах сибирской каторги не лишены предубеждений и предполагает, что мы должны поверить человеку, имеющему настолько хорошие отношения с полицией, что ему удалось получить редко предоставляемое право посетить русские тюрьмы и крепости.

Доктор Лансделл замечает, что такое право, действительно, очень трудно получить.
Лансделл пишет, что когда он об этом попросил графа Толстого, министра внутренних дел в 1878 г., тот поморщился, как будто у него попросили полцарства; однако сказал, что он сделает все возможное.
Но, если Лансделлу такое разрешение было все же дано, и это “устраивало” власти, то каким образом можно считать его свидетельства истиной?

Мистер Лансделл высказывает сомнение о возможности применения пыток для получения признаний на том основании, что никто до сих пор не предоставил свидетелей таковых.

По этому поводу ему следует прочитать отчеты о судебных разбирательствах в Харькове 1880 года, напечатанные газетами “Новое время’ и “Голос”, в которых упоминается факт отказа от показаний, данных ранее студентом Сеценко.
Cтудент рассказал суду, что для того, чтобы он согласился подписать ложные показания, две недели его держали в тесной камере, где он не мог ни сидеть, ни лежать. Вместо питания каждую ночь ему давали только один стакан воды, камера не вентилировалась, и узник вдыхал лишь зловоние собственны экскрементов.

В ответ на сомнения мистера Лансделла в жестокости русских тюремных властей можно вспомнить тринадцатилетнюю сестру осужденного на смерть Осинского, приехавшую проститься с братом, ее без какого-либо обвинения заковали в цепи и отправили в ростовскую тюрьму; или Марию Субботину, которую несмотря на смертельную болезнь, одели в тяжелые кандалы, сковали с группой опасных преступников и отправили пешком по этапу; Мария Субботина умерла в пути.

Упомянутого, заключает Элеанор, достаточно, чтобы усомниться в истинности суждений доктора Лансделла








Петр Кропоткин, комментируя книгу, заметил, что путешествуя со скоростью сибирского курьера, который обгоняет обычную почту, мистер Лансделл посвятил менее 14-ти часов инспектированию основных мест содержания сибирских заключенных.

В своей книге он сам пишет, что провел лишь пару часов в тобольской тюрьме, два часа - на Александровском заводе, и меньше десяти часов было потрачено на тюрьмы Кары, разбросанные на большом расстоянии друг от друга, и на завтраки и обеды – свидетельства щедрого гостеприимства, описанные особенно подробно. К тому же, боясь опоздать на пароход, он сократил план инспектирования и не поехал в нижнюю часть Кары. Пожалуй, этого не достаточно, чтобы заявлять “я проехал всю Россию с запада на восток, посетив все тюрьмы от Варшавы до восточного побережья, и не увидел там каких-либо свидетельств особенной жестокости”.

Однако, суть в том, что даже, если бы он посетил все тюрьмы на своем пути, он бы не узнал правды. Потому что одно из важных правил этой системы: “не выносить сор из избы”.

Анализируя список литературы, приведенный в конце книги, авторов, которых прочитал Лансделл, прежде чем написать книгу. Кропоткин отмечает, что среди них есть книга Даниеля Дефо “Робинзон Крузо”, но нет современных работ, посвященных русской каторге, написанных Максимовым, Ядринцевым, Муравьевым, лицами, которым нельзя не доверять, потому что они находятся ( или находились ) на службе правительства и собирали материал официальным путем.

Кропоткин обвиняет Лансделла в том, что вместо того, чтобы остановиться на описании того, что видел он лично, Лансделл пытается обвинить других авторов, рассказывающих о жестоком обращении с заключенными, в лжесвидетельстве.

Аргумент “никого не пытали в моем присутствии” не может служить доказательством, что в русских тюрьмах этого не происходит. Мистеру Ландсделлу, вероятно, неизвестно, что все информаторы, предоставляющие свидетельства о жестоком обращении официальным лицам, занимающимся проверкой русских тюрем, анонимны, потому что инспектор уйдет, а жалующийся узник останется во власти тюремщиков.

Для того, чтобы узнать подробности того ужаса, который описывается Максимовым , Никитиным или Ядринцевым, нужно намного больше знать о тюрьмах, потому что посетителю этого никогда не покажут, заключает Кропоткин.




Таким образом, путешествие Лансделла не только усилило интерес к России, оно вызвало жаркие споры, привлекавшие внимание общественности к внутренним проблемам России, а у некоторых - желание сформировать свою точку зрения на основе личного опыта.






Генри Лансделл в костюме гиляка, сшитом из рыбьей кожи во время пребывания на Сахалине

продолжение следует


Все по этой теме:



1.Заграница о России. Нигилисты

2.Путешествие миссионера в Россию

3.Путешествие мистера Бьюэла в Сибирь

4.Джордж Кеннан и Россия

5.Джордж Кеннан о Сибири

6.Путешествие мистера Прайса в Сибирь

7.Джордж Кеннан – пропагандист

8.Человек, изменивший общественное мнение

9.Прайс против Кеннана. 21 век

Comments

Profile

Crystal Ball
ljwanderer
Елена

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow